Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

Дмитрий Скворцов: «Ринопластика – это осознанный шаг».

Пластический хирург об уровне пластической хирургии в России и сохраняющей ринопластике
25 Февраля 2021 602

 Дмитрий Скворцов – пластический хирург, профессионал, призвание которого делать людей красивыми. Он использует максимально щадящие методы и новейшие технологии при проведении пластических операций. Мы поговорили с ним и узнали, что такое сохраняющая ринопластика, чего боятся пациенты и каков на сегодняшний день уровень пластической хирургии в России.


Дмитрий, расскажите, как вы стали пластическим хирургом?

В самом начале своей карьеры я был общим хирургом. Позже переквалифицировался и начал получать больше практики по торактальной хирургии - проводил резекцию легких,удалял туберкуломы, лечил пациентов, у которых были осложнения от туберкулеза. Карьеру я начинал в областной больнице, которая находилась при исправительной колонии, то есть нашими пациентами были заключенные. У них частенько были различные травмы - разрывы ушных раковин или мягких тканей носа, переломы носа. По их просьбе и желанию я потихоньку начал входить в отрасль реконструктивно-эстетической хирургии. Однако опыта и знаний не хватало, поэтому я подал документы в РУДН, где прошел переподготовку. С 2014 года полностью занимаюсь только эстетической хирургией. Хотя мой стаж, как хирурга, составляет уже 11 лет.

Какие операции вы проводите?

На данный момент я провожу операции достаточно широкого спектра. По лицу: блефоропластика, ринопластика, отопластика, фейслифтинг, то есть подтяжки лица. По телу: комбинированные операции, восстановление после родов: грудь, живот, липоскульптура тела на аппарате Vaser. Vaser - это ультразвуковой липосактор, новинка, которая очень хорошо себя зарекомендовала именно по липоскульптуре тела. Также я провожу операции  по скульптурированию щечной зоны, называется «французские щеки». Я удаляю комки Биша и ушиваю щечную мышцу. В итоге получаем стабильный каркас, который не плывет после удаления комков, а стяжечка выглядит равномерно, поэтому эффект утонченности средней трети лица получается более правильным, выраженным и естественным.

А как давно специализируетесь на ринопластике? Какие методы пластики носа используете?

В ринопластике я специализируюсь также с 2014 года и все свои знания в основном черпаю от коллег из Турции, так как они дали хорошее развитие именно сохраняющей ринопластике. Ее разработал еще в 70-х годах Ив Сабан – этофранцузский пластический хирург, изначально ЛОР. Все методики, которыми на данный момент владею, я активно использую, не отходя от концепции сохраняющей ринопластики, только лишь добавляю что-то новое.

А что такое сохраняющая ринопластика?

Сохраняющая ринопластика – это концепция проработки структур носа с минимальной травматизацией и максимальным результатом.

Мы не разрушаем поверхностные слои, не удаляем ни костную, ни хрящевую структуру спинки носа. Но при этом прорабатываем внутреннюю структуру, чтобы понизить спинку, не разрушая ее. Также определенной манипуляцией над хрящами создаем эффект стабильности кончика носа, чтобы он в будущем не опускался. На данный момент я стараюсь максимально приблизиться к теоринопластике - это еще одна ветвь сохраняющей ринопластики, автором которой являетсязнаменитый хирург из Стамбула Теоман Доган. Идеально выполненная теоринопластика не требует наложения ни лонгеты, ни гипса, ни тампонов, ни каких-то сплинтов. Пациентов в тот же вечер можно отпускать домой с минимальными отеками и кровоподтеками.

Как происходит процесс подготовки к ринопластике?

Подготовка стандартна: пациент проходит КТ области носа, перегородки и околоносовых пазух. Мы смотрим, могут ли быть в будущем проблемы с перегородкой, насколько она может перекрывать носовые ходы, есть ли ЛОР-патология. После этого приступаем к дальнейшему обследованию. Все, как для обычной плановой операции. Единственное, мы просим пациентов за неделю исключить прием гормонов, витаминов, препаратов, разжижающих кровь, чтобы меньше было кровоподтеков, гематом и, самое главное, чтобы избежать массивных профузных кровотечений.

С какими страхами чаще всего сталкиваются пациенты? Боятся боли, длительного восстановления, осуждения?

У пациентов один страх – почему-то все боятся наркоза. Но медицина давно шагнула далеко вперед и все препараты, которые мы используем, максимально щадящие для организма, для головного мозга. Те аппараты, которые используются при подаче наркоза, имеют кучу датчиков. Например, есть датчики нейро-мышечной проводимости, мы уже наперед знаем, как себя поведет организм при поступлении определенных препаратов, которые его погружают в глубокий сон. И работа головного мозга, и сердечно-сосудистой, и дыхательной систем полностью отражается на мониторе. Какие-то случаи с осложнениями практически невозможны, это я стараюсь объяснить нашим пациентам. Болезненные ощущения могут быть после операции, но они незначительные, не такие, как было ранее, когда работали грубыми инструментами. Сейчас мы используем ультразвук, поэтому все происходит очень деликатно. Эти пациенты вряд ли боятся осуждения, так как они мечтали о красивом новом носе, кто-то уже делал операцию и понимает, что есть какие-то недочеты, которые хочется исправить, поэтому для многих ринопластика - это осознанный шаг.

Сколько длится восстановление? Как быстро пациент возвращается к привычному ритму жизни?

Восстановление при сохраняющих малотравматичных методиках достаточно быстрое. Через неделю мы снимаем лонгету, если она вообще была нужна. К этому моменту уже первичных синяков и отеков не остается. Далее просто идет адаптация носа. Он, конечно, будет формироваться не один месяц, приблизительную стабильную картину мы получаем через полгода, поэтому пациентам нужно набраться терпения. Уже через неделю пациенты спокойно могут вернуться к своему обычному ритму жизни, а через месяц - приступить к физическим нагрузкам. Единственное, спортсменам, которые спаррингуются, нужно быть осторожными - нельзя в течение года травмировать нос, чтобы не требовалась повторная коррекция.

Кому бы вы не советовали делать ринопластику? Какие есть противопоказания?

Противопоказания для ринопластики стандартные – это обострения хронических заболеваний, острые воспалительные процессы, простуды, вирусные заболевания. Нежелательно проводить операцию во время менструации. Если есть какие-то соматические проблемы со здоровьем, мы отправляем пациента к терапевту, и только после его одобрения можем взять на операцию. Что касается аутоиммунных заболеваний, мы тоже смотрим, насколько все компенсировано. Например, сахарный диабет. Если сахар в крови очень высокий, а пациент не корректирует показатели, не занимается с эндокринологом, мы его тоже не возьмем. При рассеянном склерозе сосудов головного мозга тоже смотрим, какая компенсация организма, насколько все усложнено, какие были приступы в течение года. Это также касается эпилепсии и затяжных депрессий. Обычно пациенты пытаются умолчать об этом, но мы начинаем с вопроса: принимают ли они какие-то дополнительные лекарства и в связи с чем это делают. Многие признаются, что у них длительные бессонницы, депрессии и тд. Мы направляем таких пациентов на консультации к психиатру, где он уже дает ответ, можно ли данному пациенту вообще проводить такую операцию и как он ее перенесет, каким будет процесс реабилитации.

Я бы не советовал делать ринопластику людям, которые не понимают всей сути данной операции. Это не какая-то такая волшебная таблетка, которую выпили и утром проснулись с новым носом. Если пациенты не осознают, что это хирургия со своими рисками, то таким людям не стоит делать операцию. Еще я отказываю пациентам, которые придумали чересчур идеальный нос в своей голове и уверены, что получат точь-в-точь такой же. Я объясняю, что мы стремимся к нашим идеальным картинкам, но у нас есть отек, плотность кожи, определенная структура и анатомия носа, поэтому к любому моделированию мы приближаемся на 70%. Это не значит, что будет хуже.

Очень часто бывает, что мы делаем одно моделирование, а по факту нос получается намного красивее и естественнее. Тут везде должна быть полноценная осознанность того шага, на который пациенты идут, и понимание, что они сами ответственны за этот шаг. Мы, как хирурги, должны их полностью выслушать, все объяснить, показать и выявить, готов ли пациент к этому морально или нет.

Кто к вам обращается чаще: люди, желающие довести внешность до идеала, или люди, которые хотят устранить

Обращаются за ринопластикой в основном люди, которые хотят довести до совершенства свой внешний вид, которые знают, что есть эстетические проблемы с носом, но при этом они часто отмечают, что у них есть проблемы и с дыханием. Поэтому септоринопластика встречается часто в моей практике (около 70% случаев), то есть это эстетическая ринопластика вместе с пластикой перегородки носа и восстановлением дыхания. У пациентов, которые приходят не только получить красивую картинку, но и поправить здоровье, больше осознанности. Они хотят быть здоровыми, избавиться от храпа из-за искривленной перегородки и просто улучшить качество жизни. Когда человек дышит нормально, у него головной мозг хорошо работает, нет мигрени, хронических и острых синуситов итд, поэтому я благодарен своим пациентам за то, что большинство из них приходит все-таки по делу.

Какой самый яркий случай из практики можете вспомнить?

У меня каждый день яркие случаи. Вспоминаются те пациенты, которые после операции очень бурно реагируют в позитивном плане. Греет душу, когда видишь слезы радости, когда пациенты обнимают и говорят, что вы мне очень помогли, изменили мою жизнь… А когда приходят через полгода-год и рассказывают, как их жизнь поменялась в плане здоровья, личной жизни, то это вообще бомба. Это дает мощную мотивацию идти вперед и дальше помогать.

Вообще, как далеко шагнула пластическая хирургия?

На данный момент пластическая хирургия пятимильными шагами идет вперед.

Например, раньше не пользовались ультразвуком так часто, как сейчас. Если взять липоскульптуру тела, ее проще и качественнее выполнить ультразвуком: не просто собрать кусочками жир с подкожной жировой клетчатки, а именно превратить в эмульсию, а потом создать звуковой волной эффект стяжки кожи.

По поводу ринопластики – многие грубые, тяжелые и рубящие инструменты также заменены ультразвуком. Я активно использую Пьезотом - это аппарат, который дает возможность тоненькими насадками с использованием ультразвука сделать стабильный контролируемый тонкий разрез костной структуры, не травмируя мягкие ткани. Тут и реабилитация в кратчайшие сроки происходит, и сам ход операции предсказуем. Еще ультразвуком мы можем разбить жировые ловушки на пояснице, боках живота, которые не уходят ни от диет, ни от занятий спортом, потому что это такой особый жир, проросший фиброзными прослойками. В итоге, результат можно сохранить на десятилетия.

Как оцениваете уровень пластической хирургии и уровень квалификации пластических хирургов в России?

Я считаю, что наши специалисты на очень высоком уровне. Особенно за последние 5-10 лет мы добились хороших результатов, у нас много своих наработок. Наши специалисты создают свои техники и методики по использованию того же ультразвука. Радует, что очень много молодых талантливых хирургов. Старшее поколение наших коллег делится своим колоссальным опытом, методиками, которые они разрабатывали на протяжении 15-20 лет практики, их мы жадно хватаем и активно используем. Мы уже на хорошем уровне в эстетической хирургии, будем еще выше.

Возможно, в силу менталитета в России еще сохраняется некое неодобрительное отношение к пластической хирургии? Или отношение россиян все же потихоньку меняется? Чем это обусловлено, какая ведется работа?

Да, пока большая часть наших пациентов считает, что пластическая хирургия - это что-то волшебное. Но сейчас все это стало доступным, как в финансовом плане, так и в информационном. Раньше многие не знали, что вообще в России есть такие хирурги. Какие-то определенные прослойки общества были в курсе, что существует какая-то клиника в Москве, есть такой-то хирург, который занимается пластической хирургией чуть ли не в подполы. Сейчас это все открыто, много информации в интернете, тематических аккаунтов в соцсетях.

Иной раз пациент приходит настолько осведомленный, что думаешь, он, наверное, больше знает что-то по определенной методике, чем я. Но это здорово, что практически с 70% пациентов мы разговариваем на одной волне, на профессиональным языке. Какие-то нюансы иногда мне даже не приходится рассказывать, они и так все знают. Все стало гораздо лучше и с менталитетом тоже. Бывают, конечно, сложности, но это 1 из 10 пациентов может не понимать ни смысла операции, ни ее исполнения, ни то, что он может получить по факту. Но наша задача ему все рассказать, если все-таки он готов и ему все стало понятно, мы дальше идем, если нет, то нет. Очень помогают различные платформы, соцсети, форумы, где пациенты, которые готовятся к операции и те, кто уже прооперировался, могут общаться, обсудить какие-то моменты, поддерживать друг-друга.

Дмитрий, поделитесь, пожалуйста, своими планами. Какие цели ставите перед собой?

Планы колоссальные. Хочу делиться своими методиками, разработками и уже практическими навыками не только с коллегами из России, но и с коллегами из ближнего зарубежья, Европы, Америки. Выступить на какой-то большой Всемирной платформе – мечта многих хирургов. Главное, не застаиваться, не зацикливаться в рутинном режиме, больше общаться с коллегами, состоять в международном союзе пластических хирургов. Это даст больше шансов получить максимум информации о том, что происходит в сфере пластической хирургии в мировом масштабе. Хотелось бы иметь свой бизнес, свою клинику пластической хирургии. Это не так просто, но каждый хирург хочет иметь родные стены, свою хирургическую команду, которую он соберет сам лично, ассистентов, помощников, свое поколение молодых специалистов, которым он будет передавать свои навыки и новые разработки.


Instagram: @plastic_skvortsov

 

  

Отправить заявку на интервью

Логотип сайта
2021-02-25