Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

Леонард Вирабян о дисморфофобии и адреналине

Интервью с пластическим хирургом
18 Января 562

Сегодня сделать пластическую операцию может любой, для этого давно не обязательно быть звездой Голливуда, ну или хотя бы звездой российского шоу-бизнеса, и зарабатывать миллионные гонорары. Но кому доверить не только свое здоровье, но и красоту?

Пластический хирург Леонард Вирабян об имплантах Леры Кудрявцевой, дисморфофобии и адреналине рассказал корреспонденту журнала Persono Наталье Суховой. 


Недавно Лера Кудрявцева наделала много шума, рассказав своим подписчикам, что у нее лопнул грудной имплант. Поэтому не могу не задать вопрос – такое действительно возможно? Их же танками давят. Как можно не замечать на протяжении нескольких лет, что имплант порвался, учитывая, что она каждый год проходила чек-ап?

Импланты действительно очень сложно раздавить. Бывают случаи брака, но это один случай на десять тысяч. Они боятся лишь сильных резких ударов, например, падения с высоты, удара об руль при ДТП и так далее. Самостоятельно не рвутся. Как за своими грудями следила Лера Кудрявцева нам неизвестно. А также ни для кого не секрет, вне зависимости от того, есть у девушки импланты или нет, она должна каждый год посещать маммолога и делать УЗИ груди. И порванный имплант на УЗИ стопроцентно видно. Поэтому многое, что она наговорила – полный бред.

Некоторые хирурги даже подозревают, что, таким образом, она просто решила о себе напомнить, чтобы не терять популярность.

С установкой имплантов у женщин возникает много вопросов. Можно ли кормить грудью? Беременеть? Загорать? Заниматься спортом?

Все это мифы. Кормить можно, неоднократно беременеть и рожать можно, заниматься спортом, летать на самолетах, нырять в океанах и загорать тоже можно. Нужно жить как обычная нормальная женщина. Но за имплантами надо следить и регулярно проверять.

Кто они – ваши пациенты? Расскажите, с чем к вам чаще всего приходят женщины, мужчины?

Абсолютно разные люди, и мужчины, и женщины, и молодые, и в возрасте. Но, естественно, женщин больше. Для них на первом месте блефаропластика – операция на веках, вторая по значимости – подтяжка груди, и, конечно же, абдоминопластика – это коррекция живота после беременности. А мужчины обычно убирают мешки под глазами, нависание кожи на веках.

Как пациенты формулируют свои желания? Хочу попу как у Джей Ло?

Я таких не встречал. «Хочу выглядеть, как она» - это первый признак того, что пациент неадекватен, и оперировать его не нужно. Ко мне приходят люди с четким намерением избавиться от той или иной проблемы.

С каким невежеством пациентов вы сталкивались? По какому поводу у них было абсолютно неверное представление о результатах желаемой операции?

Некоторые пациенты, правда очень маленькая часть, думают, что уже через неделю после операции у них все будет идеально и оказываются не готовы ждать месяц, а иногда и три-шесть. И все это время они недовольны, срываются на враче. Но на самом деле самое неприятное – это когда пациенты подтверждают накануне, а на следующий день не приходят на прием, операцию. Представляете, целая операционная бригада в сборе и готова, а пациент просто не пришел.

А вы когда-нибудь отговаривали пациента делать операцию?

Да, отговаривал. Я сохранил в себе честность и человечность. Я не оперирую, если нет показаний. Например, если это отличная грудь у 19-летней девчонки, которая по сути только школу закончила, я ее отправлю рожать, грудь провиснет и тогда имеет смысл делать операцию. То же касается просьб сделать «лисьи глазки» - это изменение форм века под формат инстаграм. Выворачивание верхней губы под «уточку», удаление комков Биша тоже не делаю. Операции только строго по показаниям.

Сталкивались ли вы с зависимостью пациентов от пластики?

Да, у меня был такой случай, и я его не сразу распознал. Сделал пациентке две операции по показаниям, а потом отказал. Но она вроде до сих пор периодически что-то себе делает у коллег. Эта зависимость называется «дисморфофобия» - постоянное недовольство своей внешностью.

Приходилось ли исправлять работу коллег?

К сожалению, это нормальная практика. Не ошибается тот, кто не оперирует. Да, я исправлял, корректировал чужие работы. Но это крайне редкие случаи.

Говорят, что врачи суеверны. Существуют у вас особые ритуалы перед операциями? Та же самая пресловутая счастливая шапочка хирурга, например.

Конечно есть шапочка. Это мой талисман. Она еще пока держится после тысячи стирок. Мне ее подарила сестренка. И еще так завелось, что операцию я люблю начинать с левой стороны пациента, первой надеваю правую перчатку.

Хирург Леонард Вирабян во время операцииХирург Леонард Вирабян во время операции

Почему вы выбрали хирургию? И почему именно пластическую? Сомневались в выборе? Стояли на распутье?

Примерно в 8 классе мы как раз проходили по биологии анатомию человека. И тогда же я увидела по ТВ программу о жизни американских пластических хирургов. Меня она так зацепила. Модные врачи в пиджачках, чистые большие белые операционные. Естественно я поступил в медицинский. Шесть лет там никакой пластической хирургии вообще не было. Потом интернатура – череда ночных дежурств и операций, не связанных с пластикой. Вот тогда у меня была легкая депрессия. Я потратил 8 лет, а пластической хирургией так и не занимался. Не было распутья, был такой период сомнений. Но после я попал в ординатуру по челюстно-лицевой хирургии. И все сомнения пропали.

Правда, что хирург жить не может без операций? Какие еще способы получения адреналина у вас есть?

Под конец отпуска действительно начинаю тосковать по операционной. Скучаю по работе. И там, кстати, адреналин я практически не получаю, это редкие ситуации, и чем их меньше – тем лучше. А в жизни я гоняю на мотоцикле, это моя страсть. Увлекаюсь единоборствами, сейчас это тайский бокс. Еще летал на самолете, прыгал с парашютом, катаюсь на сноуборде. Но дело тут не в адреналине, я просто не люблю сидеть дома без дела.

Врачи часто практически живут работой. Есть ли у вас личная жизнь?

Вот это правда, личной жизни практически нет, я не женат.

Вы себе делали или хотели бы сделать какую-либо пластическую операцию?

Да, у меня оперированные уши. Раньше они были слишком большие, и к тому же еще и лопоухие.

Будущее пластической хирургии. Как вы видите пластику через 5, 10 лет? Будут ли операции проще, быстрее? Какие сейчас существуют перспективные новые технологии?

Я считаю, что операции действительно скоро будут проходить быстрее и проще. Они станут менее травматичные, не нужно будет шить, швы будут склеиваться. Я думаю, будущее за эндоскопической хирургией – маленький разрез для большой операции.  
Логотип сайта
2020-01-18