Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

5 вариантов выбора пути к успеху Татьяны Шитовой,

официального голоса «Алисы» и «Яндекс.Станции».
25 Октября 2021 260

Фортуна выбирает себе любимчиков не просто так. Она избирательна, она одаривает своими дарами только особенных людей, тех, кто прилагает усилия на пути к своему счастью и успеху и действует в своей жизни несмотря ни на что и вопреки всем обстоятельствам. Путь к славе и известности не всегда устлан одними изумрудами и розами. Для того чтобы получить признание в своей сфере, нужно приложить максимум усилий и пройти через многое. Нужно найти свой путь, и выбирать его необходимо правильно. Нужно использовать все шансы, которые дает тебе судьба. Нужно научиться слышать саму судьбу и понимать ее знаки. 

Сегодня мы расскажем о таком человеке – российской актрисе театра и кино, актрисе дубляжа Татьяне Шитовой. 

Ее голосом в России говорят Скарлетт Йоханссон, Эмма Стоун, Марго Робби и многие другие актрисы, а также голосовой помощник и умные колонки. Благодаря ей мы точно знаем, куда нам повернуть и как правильно двигаться к своей цели. 

Татьяна Шитова озвучила более восьмисот фильмов, является официальным голосом виртуального голосового помощника «Алиса», созданного компанией «Яндекс».  «Алиса» работает на смартфонах и компьютерах, в автомобилях и в «Яндекс.Станции». 

Татьяна, здравствуйте! Расскажите о том, как Вы стали актрисой дубляжа. Почему выбрали именно эту сферу деятельности?

Фото: Владимир ТрофимовФото: Владимир Трофимов

Здравствуйте! Изначально ни о какой профессии актрисы дубляжа я даже и не думала, моя жизнь складывалась совершенно по другому сценарию. Я хотела стать актрисой и играть на сцене. Поэтому я поступила в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина в Москве. После его окончания много лет играла в театре. Сначала я попала в труппу МХАТа имени М. Горького под руководством Татьяны Дорониной, которой я очень признательна и благодарна за то, что она взяла меня в театр: она поверила в меня, она в меня вложила очень многое. Для меня Татьяна Доронина – это такая грандиозная личность, которая покоряет всех одним своим взглядом. Ей даже не нужно для этого что-то говорить. Вырасти у такого человека – это огромная честь, и очень хорошая школа жизни, и сильная театральная школа. Во МХАТе я проработала два года. Поняла, что я наигралась классики – Чехова, Островского, этот жанр я уже знала полностью, и мне захотелось попробовать себя в чем-то новом, хотелось получить совершенно другой актерский опыт. 

Меня пригласили работать в Московский драматический театр «Сфера» Екатерины Еланской. Екатерина Еланская была очень нестандартным режиссером, достаточно сильно вызывающим какую-то критику, какой-то резонанс. У нее были какие-то необычные постановки, какой-то свой уникальный, нетрадиционный взгляд на театр. Мне все это было очень интересно. Хотелось себя в этом попробовать. Это было что-то новое, новый формат игры, будоражащий мое воображение. К тому же, сам зал театра был в 10 раз меньше зала классического МХАТа. Это был непривычный для меня театр – камерный, маленький, с круглой, как в цирке, сценой, вокруг которой располагается зритель. Ты как будто находишься лицом к лицу со зрителем, все чувства обостряются: ты получаешь совершенно другие, неведомые ранее ощущения от игры на такой сцене. В театре Еланской я проработала несколько лет. Потом в какой-то момент времени я опять поняла, что мне нужно что-то менять и двигаться дальше. 

Так я попала в антрепризные проекты и начала играть в них. Антреприза – это такой театр, в который набирается команда актеров на один конкретный спектакль. Для участия в таких спектаклях приглашаются актеры из разных театров, известные люди, звезды – какие-то селебрити. Над постановками каждый раз работают разные режиссеры. Это всегда какой-то новый проект с совершенно разными людьми, разными постановками, разными идеями и взглядами, и именно этим меня и привлекла такая форма работы. Это настолько увлекательно и интересно каждый раз встречаться и работать с разными людьми. Я, например, работала и с Сергеем Маковецким – это вообще для меня потрясающий человек, потрясающий актер, невероятная личность. Работала со Станиславом Садальским, с Эвелиной Блёданс, Татьяной Догилевой, Татьяной Васильевой. Каждый раз ты знакомишься с такими уникальными сильными личностями, которые сами смогли создать свою жизнь. Они интересны и как личности, и в творческом плане. Этот период моей жизни был тоже потрясающим. Мы работали, общались, очень много гастролировали. Так я объездила нашу необъятную Россию, увидела много потрясающих мест благодаря участию в этих антрепризных проектах.

И как-то в такой период мой однокурсник Миша Сафронов пригласил меня на радио. Он вел какую-то музыкальную программу, и ему нужно было записать джинглы для оформления его эфира. Джингл – это такая маленькая короткая музыкальная заставка с законченной фразой с вокальной пропевкой. Почему он позвал именно меня, я понятия не имею. Но именно с этого момента началась моя работа в сфере озвучивания. Судьба сложилась таким образом, чтобы постепенно привести меня именно в дубляж. 

Я пришла на радио, совершенно не понимала, что, где и как говорить. Там был замечательный звукорежиссер Саша Самохин, который поработал со мной над Мишиным роликом. Он стал периодически меня приглашать и работать со мной в этом направлении: объяснял, что такое звук, как можно сыграть в ролике за 20 секунд и успеть донести какую-то мысль. 

Многие меня спрашивают о том, как попасть в дубляж. Я понятия не имею. В него меня привела сама судьба. Специально я этот путь не искала, а вот мой актерский опыт мне очень помог здесь раскрыться.

Позже знакомая девушка – она была ассистентом на съемочной площадке –  пригласила меня поработать в озвучании кино. Почему она меня пригласила, я так и не поняла. На тот момент времени я умела озвучивать только 20-секундные аудиоролики для радио, а как озвучивать фильмы, не имела ни малейшего представления. Помню мой первый большой фильм – «Ловушка времени». Я сходила в кинотеатр, посмотрела его и поняла, что это очень хорошо ложится на мою актерскую задачу, актерскую личность, мне это близко по духу. Я озвучивала главную роль в этом фильме в течение трех часов, это было очень увлекательно и интересно. Это время пронеслось, как одно мгновение. Мы то попадали в какое-то прошлое, то переносились в будущее, постоянно от кого-то убегали. Я в буквальном смысле побывала во многих местах за эти 3 часа. Это было настоящее, захватывающее дух приключение, и поэтому такая форма озвучивания кого-то другого за кадром мне очень пришлась по вкусу. Я поняла, что это мое. 

Некоторым моим коллегам такой жанр деятельности не очень нравится, потому что это технически сложная работа. Они не могут через эти сложности переступить. Действительно, в нашей работе есть технически сложные моменты, но ты через них проходишь с опытом, технические вещи ты все равно нарабатываешь, главное, чтобы эта сфера деятельности тебе нравилась и была по душе.

Татьяна, расскажите об этих сложностях работы актрисой дубляжа. Как вообще происходит сам процесс озвучивания фильмов? 

Ты заходишь в полностью заглушенную комнату в кромешной темноте. В комнате ты находишься наедине с самим собой.  Только ты и микрофоны вокруг тебя и на тебе. Эта тишина может начать давить на тебя. Многие начинают чувствовать себя некомфортно в такой обстановке. К этому нужно привыкнуть. То есть все рождается из темноты и тишины. Микрофоны настолько чувствительны, что улавливают твое малейшее дыхание. Так начинается магия творчества.  

Прямо перед тобой серый экран с фильмом, меняющий оттенки цвета от светло-серого до темно-серого, на котором постоянно бегут какие-то цифры, фигуры и еще что-то, и от всего этого начинает рябить в глазах. Это страшно утяжеляет работу: постоянно хочется протереть экран, смахнуть защитное поле, потому что очень плохо, размыто видно героиню, ее мимику, ее рот при произношении фраз. А ведь в работе актера дубляжа это самое важное. Это раньше был открытый экран с фильмом без всяких помех на нем. Ты просто смотрел и писал. Сейчас все иначе. Все зашифровано, засекречено, для того чтобы до выхода фильма в прокат его никто не украл и не использовал в своих коммерческих целях. 

Из-за этой защиты в буквальном смысле ты не можешь поймать свою героиню, ее рот, ее глаза, выражение лица. А ведь самое важное в озвучивании картины – получить эффект полного слияния актеров дубляжа с их героями. У зрителей не должно возникнуть даже тени сомнения в том, что персонажу не подходит этот голос, он как-то не так говорит, не должно быть никакого диссонанса, все должно быть цельное и единое. И все это зависит от правильно подобранного актерского состава, который будет дублировать каждую роль. Этим всегда занимается режиссер дубляжа, и это очень важная профессия в этой сфере деятельности. 

Еще одна сложность заключается в том, что когда ты уже отписал картину, все сделал и ушел, когда ты думаешь, что этот проект закрыт, ты выполнил свою миссию в нем, тогда начинают приходить правки. Например, когда редакторский отдел, который занимается утверждением переведенных текстов, спускает какую-то фразу, слово, которое нужно переписать. Нужно было, например, сказать не сумка, а клатч. Или поменять местами слова в предложении. Сказать: «И она пошла на прогулку» вместо «И пошла она на прогулку». На первый взгляд кажется, что это не значительный пустяк и на смысле картины он не отражается. Но текст в отделе переводов не утвердили. Правка пришла, значит нужно это переписывать. А у тебя уже расписан весь график на много дней вперед, очень много работы, тебя везде ждут. И для того чтобы переписать эту фразу, тебе нужно обязательно приехать именно в ту студию, в которой писался этот фильм. У тебя должны висеть именно те условно 153 микрофона, которые висели при записи, и именно там, где они висели, потому что они улавливали твое дыхание определенным образом. Именно естественное дыхание, а не вздохи, охи и тому подобное. Человек ведь постоянно дышит, и дышит в определенном темпе и ритме, и при разных обстоятельствах учащается его сердцебиение. Абсолютно мертвой тишины не бывает. Бывают какие-то еле уловимые слухом вибрации воздуха при дыхании. И это все записывается при озвучивании фильма. Ведь картина получается полнокровнее и реалистичнее тогда, когда это все передается на экран, все происходит как в жизни. Поэтому так важно попасть именно в те технические условия, в которых записывался весь фильм. Для того чтобы не было фальши.

Еще, например, бывают ситуации, когда при монтаже оригинальной версии фильма пропал кусок с дыханием героини. Для того чтобы избежать пиратства при озвучивании, оригинальную версию фильма постоянно монтируют по-разному, всегда присылают его разными кусками. Тебе приходит одна версия монтажа – ты ее озвучила. Потом приходит другая версия монтажа – ты опять озвучила. И вот во время такого постоянного монтажа оригинала очень часто теряются кусочки с дыханием героини. Раз – и нет на этой дорожке твоего дыхания. Оно просто пропало. Все, значит ты едешь на эту студию и дышишь, потому что это дыхание нужно вставить в озвученную версию фильма. 

А каких актрис было сложнее всего озвучивать? 

Фото: Владимир ТрофимовФото: Владимир Трофимов

Очень длительное время я никак не могла притереться к Скарлетт Йоханссон. С ней я прошла путь от ненависти до любви, а не наоборот. Когда после кастинга меня утвердили ее озвучивать, я вообще не могла понять, что это за актриса такая и почему она так нравится Вуди Аллену, почему он с ней так «носится». Для меня она была какой-то деревянной, одинаковой, неинтересной актрисой. С ее участием вышел фильм, в котором она играла сексуальную приму, и, на мой взгляд, она вообще не подходила на эту роль: в ней не было этой сексуальности, королевы и покорительницы мужских сердец. Поэтому мне было очень сложно срастись с ней – я просто не воспринимала ее как актрису. Самое забавное, что на сегодняшний день мне она очень нравится. Например, нравится, как она играет в серьезном кино – в фильмах «Черная Вдова», «Кролик Джоджо». Для меня Скарлетт открылась совершенно с другой стороны, как невероятно глубокая драматическая актриса. В этих ролях она попадала прямо в десятку. Это однозначно были роли именно для нее.

А есть такие актрисы, которых с первого раза удалось озвучить? С которыми Вы смогли слиться сразу? 

Думаю, это озвучивание роли Кэмерон Диаз в фильме «Очень плохая училка». Кэмерон Диаз мне всегда очень нравилась. Хотя бы за то, что при ее модельной внешности, при популярности ее красоты она всегда не боялась сыграть то полупьяную, то нерасчесанную и лохматую героиню с сигаретой в зубах. Вот это гениально. Это настоящее актерское качество. Она молодец. И я помню, что в «Очень плохой училке» мне очень понравилось ее игра. И когда мы включили этот фильм много лет спустя, когда уже подросла моя дочь Василиса, я послушала себя и подумала: «Да, мы отлично спелись с Кэмерон». 

Бывало ли такое, что Вам предлагали роль, а Вы от нее отказывались? Есть ли такие роли, которые Вы не беретесь озвучивать вообще?

Да, бывали случаи, когда я отказывалась озвучивать какую-то роль. Например, я не люблю озвучивать наше российское кино, потому что я не вижу смысла переозвучивать наших актеров. У каждого из них есть какая-то своя особенность и индивидуальность речи, которая придает изюминку героине. Я понимаю, когда у актера есть какой-то речевой дефект, который не прописан в сценарии и который режет слух, потому что все остальные говорят нормально. Это портит образ, потому что это экран. Тогда, конечно же, можно переозвучивать. Во всех остальных случаях я не вижу в этом никакого смысла. 

Не берусь озвучивать фильмы с нецензурной лексикой. Нет, я не ханжа, у всех бывает.  Но выставлять это на экран как самоценность, в художественное кино, я не вижу особого смысла. Можно иногда, но, вообще, этот жанр не для меня. Поэтому да, я отказываюсь озвучивать такие роли.

Еще я могу отказаться от роли в очень крикливом кино. Я не хочу орать и терять при этом свой голос, такое кино я озвучивать не буду. Я работаю моим голосом и терять его не хочу. Поэтому я отказывалась и отказываюсь от таких ролей.

Получается, что Вы уже теряли голос, знаете, что это такое, раз отказываетесь от таких ролей?

Да, я теряла голос, и так, что вообще не могла издать ни единого звука. У меня всегда был очень слабый голос, теряла голос на театре, просыпаешься – и можешь только шипеть. Вот это самое смешное – сейчас у меня популярный голос, а ведь именно он был моим самым слабым звеном. У меня были узелки на связках, мне предлагали сделать операцию, но я отказалась и решила пойти более длительным путем, который привел в итоге к их рассасыванию и разглаживанию. Вот такой парадокс – именно мой голос принес мне известность. Тот мой маленький инструмент, эти мои 2 слабые связочки, тот голос, который у меня все время терялся, пропадал, который я постоянно лечила. Из-за меня даже отменяли спектакли, потому что я не могла ничего сказать. 

А сейчас нет таких проблем?

Фото: Владимир ТрофимовФото: Владимир Трофимов

Сейчас уже таких проблем нет, голос уже полностью натренирован. Каждое утро я обязательно делаю артикуляционную, голосовую гимнастику, которой меня научила Марина Никольская. К сожалению, ее уже нет в живых. Даже после института я к ней бегала на занятия, и она мне помогала, потому что она знала мои трудности с голосом и что у меня впереди большой гастрольный график. Мы записывали с ней на диктофон эти упражнения, для того чтобы я могла все время заниматься, потому что с моими особенностями голоса это было особенно нужно. Я все время завидовала тем, у кого все хорошо, кому не нужно постоянно заниматься, эти артисты могли просто выходить на сцену и говорить. А я нет. Я вышла, сказала что-то чуть громче, и все, у меня упал голос, куда-то засел, и я не могу ничего сказать. Голос я могла потерять за секунду. В такие моменты думала лишь о том, как бы мне доиграть спектакль до конца. Никакого крика, это все не для меня. У меня и у дочери то же самое.  Честно крикнула: «Дедушка Мороз!» – значит потом неделю хрипеть. У моего папы так же было. На наш голос влияет все. Если поволновался – теряешь голос. Заболел – потеря голоса. Уехал, сменил локацию – опять теряешь голос. А ведь я постоянно гастролировала. Я ведь не могу подвести спектакль, у меня нет замены на гастролях. На данный момент получается, что я уже настолько прооралась, что голоса я уже не потеряю ни при каких обстоятельствах.

Расскажите о том, как вышло так, что именно Вы стали официальным голосом виртуального голосового помощника «Алиса», созданного компанией «Яндекс». Как вообще Вы попали в этот проект?

Никаких заявок на кастинг в этот проект я не подавала. Даже представления никакого об этом проекте не имела. Была очень далека от всего этого. Когда меня пригласили на пробу и на знакомство представители «Яндекса», я вообще не понимала, что мне предлагают. Мне позвонили, что-то очень долго говорили. Я подумала, что это что-то непонятное и странное, это все вызывало огромные сомнения у меня, и поэтому я долгое время не находила времени для встречи с ними. Я думала о том, что у меня и без этого много работы и что-то непонятное мне не нужно. Вот когда у меня не будет работы, тогда я и найду время для пробы. Но в итоге, они все-таки уговорили меня, и мы встретились. На встречу пришло очень много человек. Все они что-то говорили, объясняли на своем техническом, айтишном языке. Для меня это вообще все как параллельный мир. Мне было сложно понять, что они от меня хотят. В конце концов они дали мне какой-то текст, и я его просто начитала. Они все так часто совещались, что было понятно – они очень трепетно относятся к этому проекту. В конце концов они приняли свое решение, и мы начали работать. На момент создания «Алисы» голосовые помощники еще не были так популярны. Это вообще было что-то новое и непонятное. Это сейчас «Алиса» – какой-то праздник для нас, потому что она может и с ребенком поговорить, и рецепт подсказать, ее можно троллить, устраивать пранки с ней и делать пародии на нее.  Это все так смешно, весело и забавно. А вот работа над ней была абсолютно монотонной, долгой и бесконечной. 

А на данный момент Ваша работа над ней уже закончена или продолжается? Часто к Вам обращаются для того, чтобы что-то еще записать?

Конечно же работа над ней продолжается и по сей день, потому что у «Алисы» постоянно выходят какие-нибудь обновления, появляется необходимость что-то дозаписать, дополнить. Ребята из «Яндекса» настолько сильно любят свою «Алису», что они ее все время дорабатывают, улучшают, развивают. Это очень круто. Можно как угодно к ней относиться, например говорить, что она мне не то сказала, она меня не туда увела, но этот проект – это шикарная задумка, и он получился масштабный и колоссальный.  Каждый раз, когда я вспоминаю об этом проекте, я думаю о том, как же здорово, что я непосредственно к нему причастна.

Нравится ли Вам слышать свой голос? Пользуетесь ли Вы сами продуктами проекта «Алиса»?

Фанатом собственного голоса я не являюсь.  Специально свой голос я не слушаю, для того чтобы как-то оценить результат своей работы, как это делают некоторые актеры. Я считаю, что это неправильно сформирует мой слух и в итоге будет заштампованность в моей речи. Колонками постоянно не пользуюсь, они у меня есть поскольку-постольку. А вот навигатором я пользуюсь спокойно. Пару вопросов задать самой себе в телефоне могу, даже могу сама с собой поспорить, потому что это ненавязчиво. У навигатора голос получился более нейтральный, без эмоциональной окраски, в отличие от колонок. Он не напрягает мой слух совершенно. В машине я предпочитаю пользоваться именно «Алисой»: мне с ней комфортно. Свой голос в навигаторе я воспринимаю легко, как чей-то другой голос.

А были ли у Вас еще какие-то неожиданные нестандартные роли по озвучиванию, кроме «Алисы»?

Неожиданное предложение мне поступало от цирка Юрия Никулина по озвучиванию циркового шоу «Тайна новогодней звезды». В нем я озвучивала огромные волшебные говорящие часы. Во время записи процесса озвучивания часов велась видеосъемка. Мое лицо было в традиционном плотном классическом гриме, и в наиболее мимических местах клеились специальные точки. Так создавалась проекция, которая потом переносилась на экран в форме часов, в нужный момент эти часы оживали. Это было сказочное шоу и очень интересная и увлекательная работа.

Вообще, история с цирком у меня завязалась давно. Я поклонница цирка братьев Запашных. И у ребят я записала не один проект, за что им очень признательна, и мы с семьей всегда с удовольствием бежим на представления Аскольда и Эдгара. Каждый спектакль уникален, невероятен и неповторим. Все цирковые представления – это захватывающие воображение произведения искусства. Мы заглядывали и в «святая святых», за кулисы, знакомились с расчудесной слонихой, моржами. Цирк – это целая планета.

Татьяна, благодарим Вас за такое интересное и увлекательное интервью. В завершение хотелось бы Вас попросить сказать какую-нибудь Вашу любимую коронную фразу «Алисы».

Для тех, кто за рулем: «Вы опять перепутали педали. Не пора ли вам пересесть на самокат?»


Инстаграм: shitovaactress

Логотип сайта
2021-10-25