Ирина Дмитракова: «Верю, что Судьба даст мне подсказку».

Первая топ-модель России рассказала о своей профессиональной карьере

Ирина Дмитракова, первая топ-модель России, актриса, теле-радио ведущая, автор, продюсер телевизионных программ рассказала о своей профессиональной карьере, о своих интересных проектах на радио и телевидении, работе в отечественном и зарубежном кинематографе, а также ответила на вопрос журнала PERSONO – каким она видит свой идеальный день.

«Я убеждена, что каждую встречу на Земле мы заслуживаем. Люди — лишь инструмент в руках Вселенной, с помощью которого она желает, чтобы каждый из нас состоялся»

Ирина, расскажите о себе и вашей семье. Где родились, выросли?

Я родилась и выросла в Москве, в районе Измайловского парка. Мама работала поваром. А с папой они познакомились на практике. Судьба свела двух выпускников кулинарных техникумов в ресторане «Грот» в саду им. Баумана. Отец долго и красиво ухаживал и, в конце концов, уговорил маму выйти за него замуж. После свадьбы мама устроилась работать по специальности, а отец пересел за руль. Мой дедушка (по отцовской линии) был известным в Москве автослесарем, к которому в гараж приезжали все - от таксистов до министров. Отец сызмальства обожал копаться в автомобилях, был у него на подхвате.

После женитьбы папа решил, что надо зарабатывать деньги, чтобы кормить семью и стал заниматься грузоперевозкой фруктов. Потом появилась моя сестра, с которой я нянчилась день и ночь. В общем, семья у меня была большая и рабочая. Любовь к честному труду во мне воспитывали с детства. Работать я тоже пошла в шестнадцать лет, о чем ни капли не жалею. Я быстро стала самостоятельной, а когда папа умер, то приносить зарплату домой стала уже я.

Кем мечтали стать в детстве?

В детстве я дружила с девочкой из дипломатической семьи, которая выезжала за границу, бывала на показах мод и знала, что существует такая профессия - манекенщица. Когда я вытянулась и стала очень худой, она предложила мне поучаствовать в съемке своих португальских друзей, которым была нужна модель для демонстрации русских мехов. Мне этот процесс понравился, но на том все забылось. Да и родители своим примером будто говорили, что профессию надо выбирать более практичную.

В юности я стала грезить о профессии учителя. Это сейчас я понимаю, что меня больше привлекал сам факт выступления педагога перед аудиторией. Ты стоишь, словно на сцене, рассказываешь урок, а тебе внимают тридцать пар восторженных глаз. Я тоже об этом мечтала и с этой мыслью пошла поступать в пединститут им. Крупской, но недобрала одного балла. Чтобы не пропускать год, решила устроиться учителем начальных классов в свою же школу.

Преподавала русский язык и… физкультуру. Учителей тогда не хватало, а у меня был разряд по легкой атлетике, вот меня и попросили вести сразу два предмета. Это было и тяжело, и интересно одновременно, но, познав другие стороны профессии учителя, я неожиданно осознала, что с преподаванием явно погорячилась. И тут в мою Судьбу вмешался случай…

Вы прочли объявление в газете?

Почти. Это был 1994 год. Я случайно увидела по телевизору интервью сотрудницы Дома моделей «Кузнецкий мост», которая приглашала высоких и стройных девушек на просмотр. Тут я и вспомнила про свой детский опыт, и решила рискнуть. По внешним данным я подходила, по росту тоже. Надо сказать, что в те годы я очень стеснялась своих ста восьмидесяти сантиметров. Даже специально ходила, сутулясь, а тут подвернулся отличный повод превратить недостаток в достоинство. Так я отправилась на первый в своей жизни кастинг.

И вас взяли буквально с улицы?

Видимо, мое рвение и молодость подкупили строгую комиссию, в которой сидел личный модельер Леонида Брежнева — Александр Данилович Игманд. Увидев подиум, глаза мои загорелись, а уж когда меня попросили пройтись, то сразу словно крылья выросли за спиной, - появилась какая-то внутренняя уверенность, что смогу, хотя коленки и тряслись от волнения. Я не стала ничего изображать, играя в манекенщицу, а просто прошла с гордо поднятой головой. И это сработало. Игманд раз за разом просил меня повторить дефиле. Я была удивлена таким вниманием к себе, но комиссия художников-модельеров Дома, в состав которой, кроме Александра Даниловича, входили еще Магда Андреева, Ольга Бурмина и Надежда Богданова, отобрали семь претенденток, включая меня.

Александр Данилович начал работать с нами, обучая как надо правильно ходить по подиуму, с каким выражением лица, в какую сторону поворачиваться, как эффектно останавливаться… Никогда не забуду его наставление: «Великие манекенщицы обладают удивительным чувством времени и владеют координацией мышц, достойной олимпийского гимнаста». Воистину это так! В итоге такой ритм тренировок выдержали не все. Из набранной группы лишь я одна осталась работать на Кузнецком мосту. Я быстро втянулась в коллектив и поняла, что это именно то, о чем подсознательно мечтала с детства.

Я много работала и вскоре стала одной из самых востребованных манекенщиц Общесоюзного Дома моделей. На меня шили большое количество моделей для промышленной коллекции, которые затем разлетались по всем уголкам нашей страны. С тех пор выбранному пути не изменяла. На Кузнецком мосту я проработала до начала нулевых, а потом ушла в свободное плаванье как отмеченная премией «Овация» топ-модель. В моей трудовой книжке до сих пор написано: «демонстратор одежды, бригадир по манекенщицам».

Но вы ведь еще выступали в качестве постановщика дефиле?

Это началось еще при Александре Игманде. Он увидел во мне не только талант эффектно демонстрировать одежду, но еще и способность режиссировать показы. Он вообще настолько по-отечески ко мне относился, что те, кто приходил в дом-моделей уже после меня, думали, что я его настоящая дочь. Он часто при всех так меня и называл. Вообще, мое присутствие на дефиле всегда его успокаивало. Он был уверен, если Дмитракова рядом, — всё пройдет без накладок и сбоев, поэтому очень ревниво относился, когда я работала на стороне. При этом он никогда не забывал рекомендовать меня для участия в многочисленных зарубежных поездках. С показами мы объехали много стран, это были полноценные гастроли. Там я многому научилась, в том числе и ставить дефиле так, как это делали лучшие дома моды.

Вас выбирали в качестве лица бренда компании: «Dejac», «Le-monti», «Schwarzkopf», «VQ», «Julietta Bonelli», Вы работали в модельных агентствах «Red Stars», «Шарм», «Grand Models», «Престиж», «Fashion», сотрудничали со многими известными модельерами. С кем работа запомнилась самыми яркими и интересными моментами?

Конечно, больше всего запоминаются первые контракты с западными компаниями. В моем случае это была французская фирма «Dejac», выпускавшая линию prêt-à-porter. Туда я попала вопреки устоявшемуся мнению, что в 20 лет карьера манекенщицы заканчивается. Дело в том, что в Париже я оказалась достаточно поздно для модели. Когда пришла в известное агентство, мне с порога заявили: «Вам двадцать, вы для нас староваты». Я так расстроилась, что готова была прыгнуть с моста в Сену. Иду по Парижу и плáчу.

Казалось, что жизнь закончена, не видать мне работы в Европе… Но Судьба снова вмешалась, приготовив «случайную» встречу с главой компании «Dejac». Мишель как раз искал лицо новой коллекции, ему никто не нравился... И вдруг я оказываюсь в одной с ним компании в ресторане. Его не смутил ни мой возраст, ни то, что я русская. Через пару дней у меня начались примерки, затем работа в студии. Рекламные фотографии с моим лицом вскоре появились в «Галерее Лафайет». Вот тогда я поняла, что, если дверь куда-то закрывается, то есть еще распахнутое окно (смеется).

Были и неприятные истории, когда в середине 90-х корейские партнеры так хитро составили контракт, что нашей команде пришлось выходить на подиум пять раз в день, вместо одного, да еще за меньшие деньги. Но все это опыт, который учит внимательно читать контракт, тренировать смирение, уметь дружить и приходить на помощь даже в очень конкурентной среде. Хотя, бывало всякое.

Одно время меня часто приглашали на дефиле к Валентину Юдашкину. Работать с ним было одним удовольствием. Трудоголик и профессионал. Демонстрировать придуманную им одежду сродни моноспектаклю. А потом наше сотрудничество резко прекратилось. Меня почему-то перестали приглашать. Я бы и не узнала в чем подвох, пока не оказалась с Валентином Юдашкиным в одном самолете. Мы разговорились, и тут выяснилось, что кто-то регулярно отвечал на его просьбы позвать Дмитракову фразой, что, мол, у неё много работы и она очень занята. Но я-то знаю, что для его коллекций я всегда свободна.

У Вас обширная фильмография в отечественном кинематографе. Расскажите – как Вы попали в кино?

Мой кинодебют состоялся в дипломной работе Марии Мельниковой «Вóроны зимних ночей». Начинающий режиссер, увидев меня на подиуме, буквально сразу после показа пригласила в свою короткометражку. Не скрою, мне всегда было интересно попробовать себя в качестве актрисы. Я считала это логичным продолжением карьеры манекенщицы. На предложение Мельниковой согласилась без оглядки, а после премьеры этой драмы о любви и смерти, со мной начали происходить мистические вещи. Я как в кривом зеркале повторила историю своей героини, только теперь умирала не я, а мой возлюбленный (мой молодой человек погиб в автокатастрофе). Это была трагическая история, оставившая в моей судьбе глубокие шрамы.

Но именно в тот момент я усвоила, что актерская профессия — это не только цветы и аплодисменты. Это особый труд, порой до самоотречения. Тем не менее, я стала брать частные уроки актерского мастерства, в моем окружении появились деятели кино. Александр Абдулов взял надо мной шефство (смеется). Я, кстати, и у него снималась в «Бременских музыкантах». Потом меня позвал в свой фильм режиссер и сценарист Анатолий Эйрамджан — он искал строгую, но очаровательную медсестру в комедию «Ультиматум». На съемочной площадке, я познакомилась с Александром Панкратовым-Черным, Галиной Польских, Михаилом Кокшеновым. Последний тоже меня заприметил, и стал приглашать в свои картины.

В начале нулевых был очень востребован образ бизнес-вумен, и я по амплуа очень подходила на роли роковых красоток. Параллельно меня стали приглашать на телевидение в качестве ведущей, я снималась в музыкальных клипах, вела мероприятия… У меня была настолько насыщенная жизнь, что один мобильный телефон не справлялся с потоком звонков, и я завела второй номер.

Расскажите о Вашей работе в зарубежном кино. В каких фильмах и у каких режиссёров снимались?

Так получилось, что жизнь привела меня в Нью-Йорк. Я вышла замуж, родила сына, но огни софитов не давали покоя. Я решила узнать, как устроена американская киноиндустрия, в чем феномен их кинематографа. Безусловно, я понимала, что никаких главных ролей мне не дадут, но цель была не в этом. Это было элементарное любопытство, желание увидеть процесс собственными глазами. Я отправила свое портфолио в несколько агентств, вступила в актерский профсоюз, заполнила подробные анкеты.

В общем, в США — это настоящая индустрия, со своей строгой стратификацией, которую сложно преодолеть, не будучи гением. Если вы сценарист-сюжетчик, т.е. придумываете фабулу истории, то никто не вправе вас нанимать, чтобы писать диалоги. Каждый занят своим делом. Если вы актер массовых сцен, то в этом статусе вы и будете появляться на экране. В лучшем случае вам дадут пару реплик. Каждый должен оставаться профессионалом в своей нише и в этом есть определенный резон.

Конечно, существуют примеры ярких взлетов, но все это единичные случаи. И, как сегодня выясняется, успех некоторых людей ковался в постели, а не в павильоне на репетиции. Выражение «путь на экранчик лежит через диванчик» одинаково применимо везде. Но раньше об этом вслух не говорили.

Не важно, кто вы: именитый актер или человек из массовки, — все проходят кастинг. Там нельзя попасть на площадку с улицы, по великому блату, только потому что вы родной брат режиссера. Вас должны утвердить, подписать бумаги с профсоюзом. Все переработки оплачиваются дополнительно, там есть страховка, строгая финансовая отчетность. Я все это с интересом узнавала, а заодно и снималась в эпизодах культовых фильмов и сериалов: «Секс в большом городе-2», «Подпольная империя», «Волк с Уолл-стрит» и еще в дюжине проектов.

Кто из знаменитых актеров вам запомнился больше всего?

Наибольшее впечатление производит слаженность работы всей съемочной группы. Там нет такого, что актер в гриме ждет, пока постановщики выставят свет, или оператор настроит камеру. Для технических репетиций еще с 30-х годов ХХ века существует дублер кинозвезды — человек такого же роста, комплекции и цвета волос. По дублеру прицеливается оператор, выставляет кадр, настраивает световые приборы. Дублер экономит бюджет картины. Кинозвезде остается только отрепетировать, выйти на точку, и сыграть свой эпизод с одного, максимум с двух дублей. И обычно все именно так и происходит.

Кстати, во время съемок фильма «Волк с Уолл-стрит» в одной сцене Майкл Дуглас попросил Оливера Стоуна разрешение сделать третий, так называемый «актерский» дубль. Тот согласился, а после съемки Дуглас подошел к актерам массовых сцен и стал извиняться за то, что отнял время дополнительным дублем. У меня это просто в голове не укладывалось. Майкл Дуглас просит прощения у массовки! Это было незабываемо. Действительно говорят, чем статус голливудской звезды выше, тем человек скромнее.

У меня осталось приятное впечатление от работы на площадке Леонардо Ди Каприо. Он мега профессионал, который буквально гипнотизирует тем, как он играет. У него виртуозная школа перевоплощения! Нет никаких сомнений в том, что Ди Каприо честно заслужил свой «Оскар». Но я бы дала ему еще один. Он очень талантливый актер.

Вы также теле-радио ведущая, автор, продюсер и ведущая программ на телевидении. Расскажите о самых известных проектах, в которых вы принимали участие.

Самым известным проектом были и остаются «Стильные штучки», которые я вела вместе с Андреем Панкратовым — ныне лицом канала «Моя планета». Четыре года мы делали тележурнал для телеканала СТС, рассказывая о самом стильном и современном. Некоторые рубрики нашей программы потом подхватили коллеги с других телеканалов и сделали свои собственные передачи. «Стильные штучки» создавались очень талантливой командой профессионалов. Еще в 2001 году мы, например, стали использовать «сериальный принцип» ведения шоу, когда подводки ведущих превращались в сюжеты с продолжением.

В качестве продюсера я тоже проявила себя именно в «Стильных штучках». Когда проект решили закрыть, потому что закончились деньги на его производство, я стала искать средства сама и тем самым не только спасла программу, но и сохранила команду. Это были «золотые годы», когда на телевидении можно было всё, поэтому каждый выпуск превращался в фейерверк различных историй и актуальных тем. Я с трепетом храню письма благодарных зрителей, которые приходили к нам в редакцию. Что и говорить, - меня до сих пор узнают, как «ведущую Стильных штучек».

Когда на СТС пришло новое руководство, нам предложили эфирное время — час ночи. Попытки договориться ни к чему не привели, а менять кнопку мы не стали. Я подумала, что лучше вовремя уйти, чем тихо умирать. В 2002 году я закрыла проект окончательно. Потом какое-то время я вела программу «Пять минут до развода» на РЕН ТВ, а когда оказалась в США, была ведущей вечернего выпуска новостей телеканала НТВ-Америка. Два последних года я веду ток-шоу на радио «Ой, мамочки», в котором беседую с экспертами на тему воспитания детей. Три раза в неделю у меня выходит видеоверсия моего шоу-интервью в Инстаграм. Скучать мне некогда…

Вы очень многогранная личность. Как у Вас получается всё успевать, учитывая то, что Вы живёте на два города — Нью-Йорк и Москву? Получается ли полноценно отдыхать?

Отдыхаю я в самолете, когда молчит телефон и не приходят сообщения в мессенджеры. Восемь часов до Москвы — достаточно, чтобы прочитать книгу или вздремнуть. В остальное время я постоянно чем-то занята, переговоры, встречи, подготовка к эфирам. Это мой ритм жизни. Я с юности живу в таком темпе и для меня это — нормально. Правда, я все чаще ловлю себя на мысли, что для современного поколения трудоголик — это диагноз. Я пробовала «бросить все, и залечь на дно в Брюгге», релаксировать в шезлонге с видом на океан, но покой нам только снится (смеется). Даже в самых диких местах мне удается обзавестись новыми знакомыми и организовать для всех праздник или какой-нибудь конкурс. Наверное, это свойство моей личности, не сидеть на месте, постоянно находиться в движении, что-то делать, создавать, продюсировать.

Если бы можно было это осуществить, то, каким бы мог быть Ваш Идеальный День?

Интересный вопрос. Вообще, я на судьбу не сетую, и считаю, что, каким бы не оказался день, он целиком мой, и дарован мне для опыта: будь то положительного, или отрицательного. Но если пофантазировать, то утро мне бы хотелось начать в Москве: несколько деловых встреч, потом фэшн-съемка для глянцевого журнала, обед в окружении старых знакомых, плавно переходящий в посещение какой-нибудь выставки или музея, затем рейс в Нью-Йорк на сверхзвуковом самолете (чтобы за три часа), и вечернее дефиле на Манхеттене. На afterparty силы вряд ли останутся, но из уважения к организаторам, я все-таки на него пойду, чтобы блеснуть ночной звездой, и погаснуть под утро в своей мягкой постели. Такой фантастический день я бы с удовольствием провела.

Кого из известных Вам людей Вы назвали бы по-настоящему успешным и почему?

Меня очень вдохновляет история Чака Фини, человека, создавшего торговую сеть Duty Free, заработавшего семь миллиардов долларов, и вложившего почти все деньги в образование, науку и здравоохранение. Себе он оставил, кажется, два миллиона, чтобы летать в эконом классе, пить кофе в Старбакс и ездить в метро. Он — идеальный пример для подражания, образец того, как можно и нужно делать добро еще при жизни. Мне по духу очень близка его философия: «Я чувствую себя счастливым, если то, что я делаю, идет на пользу людям, и несчастным — когда это не так».

За что Вы больше всего благодарны в жизни? Кому Вы больше всего благодарны?

Я благодарна всем своим учителям в самом широком смысле слова. Это касается не только педагогов как таковых, но и людей, которые когда-то сделали мне больно, обманули или предали. Я убеждена, что каждую встречу на Земле мы заслуживаем. Люди — лишь инструмент в руках Вселенной, с помощью которого она желает, чтобы каждый из нас состоялся. Да, ситуации бывают крайне болезненными, неприятными, но я стараюсь находить смысл во всем, даже в нанесенных мне когда-то обидах. Я стараюсь смотреть на обстоятельства философски. Всё и правда к лучшему (смеется). С некоторых пор я только и делаю, что благодарю судьбу и не прошу у нее ничего, поскольку она лучше знает, что для меня есть истинное благо. Я доверяю провидению и говорю «спасибо» любой ситуации.

Поделитесь своими творческими планами. Какие новые проекты мечтаете осуществить?

Планов, как обычно, много. Во-первых, я хочу открыть в США детскую модельную школу. Во-вторых, я не забываю и о своей аудитории. Для мамочек мы хотим организовать с актрисой Катей Семёновой что-то вроде Центра помощи женщинам, в котором будем в теплой и дружественной атмосфере помогать им разбираться в себе, учить искать корень проблемы не во внешних факторах, а во внутреннем настрое. Мы хотим показать, как мыслить позитивно, как полюбить себя и перестать жить прошлым. И еще, мне хочется вернуться на телевидение с каким-нибудь интересным проектом. Хочется почувствовать нерв нового времени, чтобы предложить зрителям принципиально иной формат телепросмотра. Я очень много думаю об этом и верю, что Судьба даст мне подсказку.


Награды:

Лауреат национальной премии «Овация» в номинации топ-модель года (1997); Обладатель звания — «Лучшая модель недели российской моды» (1999); Лауреат премии «Золотой циклоп» в конкурсе «Обложка года» (2000); Обладатель диплома «Стильный продюсер» (2001); Обладатель медали «Левша» за профессиональные достижения в области модельного бизнеса (2006); Обладатель ордена «За профессиональную и деловую репутацию» III степени (2010)

Опыт работы в кино (телевидении):

«Mysteries At The Museum» Travelchannel, 2010; «Curb Your Enthusiasm» реж. Larry David, HBO, 2010; «Royal Pains» реж. Andrew Lenchewski, John P. Rogers, Universal Cable Productions, 2010; «Bored To Death» реж. Jonathan Ames, HBO, 2010; «White Collar»реж. Jeff Eastin, Keira Morrisette, Clifton Campbell, 2010; «Lights Out» реж. Clark Johnson, Fox TV Studios and FX Productions, 2010; «Boardwalk Empire» реж. Terence Winter, Martin Scorsese, Mark Wahlberg, HBO, 2010; «Ugly Betty (Season 4)» реж. Fernando Gaitan, Silvio Horta, 2010; «The Donut Hole» реж. Gabrielle E Demeestere, 2010; «Sex and the City-2» реж. Майкл Патрик Кинг, 2010; «Wall Street 2: Money Never Sleeps» реж. Оливер Стоун, 2010; «The Adjustment Bureau» реж. Джордж Нолфи телесериал, 2009; «Наша Russia: Яйца судьбы» реж. Глеб Орлов 2010; «А мама лучше!» реж. Максим Воронков 2009; «Шпионские Игры - ловушка для мудреца» реж. Георгий Гаврилов 2006; «Мужской сезон» реж. Олег Степченко, 2005; «Таксистка – 2» сериал, реж. Ольга Музалева, 2005; «Парк советского периода» реж. Юлий Гусман, 2005; «Феномен» реж. Михаил Кокшенов, 2005; «Дорогая, Маша Березина» сериал, реж. Алла Плоткина, 2004; «Кулагин и партнеры» реж. Григорий Любомиров, 2004; «Жизнь кувырком» реж. Михаил Кокшенов, 2004; «Не нарушая закона» реж. Анатолий Эйрамджан, 2004; «Детектив по-русски» реж. Михаил Кокшенов, 2003; «LOVE-Сервис» реж. Михаил Кокшенов, 2003; «Раскаленная суббота» реж. Александр Митта, 2002; «Муки любви» реж. Карине Фолиянц, 2001; «Дронго» сериал реж. Зиновий Ройзман, 2001; «Нина - Расплата за любовь» сериал, реж. Владимир Краснопольский, Валерий Усков, 2001; «Ультиматум» реж. Анатолий Эйрамджан, 2000; «24 часа» реж. Александр Атонесян, 2000; «Бременские музыканты» реж. Александр Абдулов, 2000; «Вороны зимних ночей» реж. Мария Мельникова, 1998

Автор, продюсер и ведущая программ на телевидении:

«Дамские штучки» (31 канал); «Стильные штучки» (СТС); «Модельный полдень» (ТВ-6); «5 минут до развода» (РЕН ТВ); «Новый фасон» (ТВ Центр); «Место под солнцем» (ID Entertainment, New York)

Instagram: @irinadmitrakova