Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

Наталия Кляус об особенностях работы ревматолога.

«Когда только начинаешь заниматься врачебной деятельностью, кажется, что выгорание — это про кого угодно, но только не про тебя»
24 Сентября 2021 217

Наталия Кляус — врач-ревматолог, которому доверяют. Помимо этого, она ещё и творческая личность. Наталия занимается музыкой и активно ведёт Инстаграм. Она рассказала PERSONO о том, как стала ревматологом, объяснила, почему у врачей тоже бывает выгорание, и поделилась своими увлечениями.

Наталия, расскажите, пожалуйста, о себе.

Я родилась в городе Новосибирске, в Академгородке, 4 декабря 1990 года. Всё детство провела там. В семье не было врачей, так что я стала первопроходцем. Сначала училась в лицее № 130, затем поступила в Новосибирский государственный университет на медицинский факультет. Обучение в ординатуре по специальности «ревматология» прошла в Научно-исследовательском институте фундаментальной и клинической иммунологии. Затем переехала в Санкт-Петербург, где окончила аспирантуру в Национальном медицинском исследовательском центре имени В. А. Алмазова. Со школы старалась участвовать в общественной деятельности, была творческой личностью. Над научными проектами в различных сферах стала работать с 9 класса. И по сей день значительное время уделяю исследованиям.

Как пришло решение стать врачом?

Врачом решила стать в 7 лет после длительного пребывания в инфекционном отделении. С тех пор иногда подумывала, не рассмотреть ли другие варианты, но так ничего и не заинтересовало из других сфер. Поэтому при разделении классов по профилям пошла в класс, где был акцент на естественные науки и математику.

А почему решили стать именно ревматологом?

Уже в процессе обучения в университете заинтересовалась исследованием соединительной ткани под микроскопом. Затем моей самой первой пациенткой в студенчестве (когда мы ещё только учились собирать жалобы и анамнез) стала девушка с системной склеродермией, это одно из ревматологических заболеваний. Во мне стал проявляться всё больший интерес к болезням суставов и диффузным заболеваниям соединительной ткани.

Какими качествами должен обладать специалист, чтобы его называли Врачом с большой буквы?

Честностью, стремлением к саморазвитию, пытливым умом, уважением к себе, своим границам, своему времени и к окружающим людям.

Что самое сложное в Вашей профессии?

Очень сложно не выгореть. Когда только начинаешь заниматься врачебной деятельностью, кажется, что выгорание — это про кого угодно, но только не про тебя. Но оно может произойти по ряду причин. Первая — диссонанс: ты знаешь, как помочь пациенту качественнее, но система, в которой работаешь, может запретить это сделать. Это распространено не во всех структурах, но такое явление есть. Также сложно постоянно наблюдать за прилюдными противостояниями врачей друг другу. В медицинском сообществе специалисты должны, на мой взгляд, способствовать просвещению коллег и пациентов. Также считаю, что они должны быть более открытыми для всех точек зрения, ведь истина рождается в дискуссии, а не в некорректных высказываниях и обвинениях. И последнее, что сложно, — определить для себя самого и для пациентов, где заканчивается работа и начинается личная жизнь.

Чего,  на Ваш взгляд, не хватает в российской медицине? Что бы Вы изменили?

Думаю, медицина в нашей стране не такая уж и плохая, как привыкли считать многие пациенты. К узкому специалисту ожидание очереди в десятки раз короче, чем в той же Европе. В Германии, например, консультацию ревматолога можно ждать больше полугода. При этом врачам в нашей стране не хватает свободы. Во многих регионах подавляющая часть специалистов не может позволить себе участвовать в международных конференциях и получать более качественное образование из-за того, что книги, курсы, доступы к базам данных, регистрационные взносы на конференции требуют немалых вложений, которых у врача нет. В итоге получается, что врач в каком-нибудь отдалённом регионе лечит пациента по старым стандартам, а пациент недоволен его работой, что порождает во враче выгорание и отсутствие веры в себя. Это замкнутый круг. Кроме того, сейчас в интернете очень много недостоверной информации, которую нужно уметь оценивать и критически к ней относиться. И это отдельный навык — научиться не слепо доверять всему, что говорят в сети, а перепроверять даже то, что говорит учитель. И это то, на что я хочу попробовать повлиять, — дать возможность врачам из регионов получать более современные знания. Подобной работой уже занимаются некоторые мои коллеги, развивается телемедицина, но в этой сфере работы ещё много.

У Вас большой опыт. Поделитесь, пожалуйста, интересными историями из практики.

В ревматологии почти все пациенты интересные. Нет двух одинаковых. И отсюда возникает необходимость в очень специфических диагностических манипуляциях, которые иногда приходится выполнять для установления диагноза: иногда хватает рентгена или анализов, но порой нужно выполнить биопсию какого-либо органа с последующим гистологическим исследованием. И часто бывает так, что пациент, например, приходит с сыпью на ногах, а мы направляем его делать компьютерную томографию органов грудной клетки. Кажется, что это нелогично, но на самом деле в ревматологии много таких заболеваний, когда имеются жалобы со стороны одного органа, а исследовать приходится другое. И задача врача — объяснить, почему это важно, ведь если пациент посчитает действия врача нелогичными, он может не выполнить рекомендации и, соответственно, не получить лечение своевременно, что ухудшит прогноз.

А кем бы Вы стали, если не врачом?

Мне всегда были интересны языки и музыка, так что, думаю, моя профессия могла быть связана с этим. Но сейчас я не представляю себя никем, кроме как врачом-исследователем-педагогом.

Работа с людьми требует большой отдачи. Как Вы предпочитаете отдыхать, восстанавливаться?

Недавно я поняла, что я не умею отдыхать. Потому что есть дела по работе, о которых приходится думать, даже когда находишься в отпуске. Но, тем не менее, я стараюсь уделять время своим хобби хотя бы пару часов в неделю и путешествовать.

А какое у вас хобби?

Я занимаюсь любительски вокалом. С моим творчеством (под псевдонимом Magno Lia – Прим. ред.) можно ознакомиться на всех музыкальных площадках. Кроме того, увлекаюсь игрой на укулеле, также изучаю английский и немецкий. Нравится читать небольшие статьи по психологии. А ещё люблю заниматься в тренажёрном зале.

Поделитесь, пожалуйста, планами и проектами.

В настоящее время я работаю над несколькими проектами. Часть из них коммерческие, а другие — нет. Планирую работать над модернизацией своей школы по гипермобильному синдрому и артрозу, потому что считаю, что я там даю те знания, которыми должен обладать каждый человек вне зависимости от того, здоров ли он или уже имеет проблемы с суставами. Также занимаюсь исследованием постковидного синдрома: мы изучаем вероятность появления ряда аутоиммунных заболеваний после перенесённого COVID-19. В планах — работа над развитием дистанционного образования врачей. Хочется сделать его не просто доступным, но и по возможности бесплатным. Также планирую подготовить материал для пациенток с невынашиванием беременности (да, за этим тоже иногда стоит ревматологическая патология). И ещё хотела бы попробовать выезжать в ряд регионов для оказания медицинской помощи пациентам. Кроме того, в настоящее время я прохожу обучение на врача по лечебной физкультуре и спортивной медицине. Параллельно работаю над своей диссертацией и также помогаю другим специалистам, не только врачам, разобраться в алгоритме защиты. Но должна отметить, что жизнь часто вносит свои коррективы, поэтому долгосрочные планы иногда приходится изменять в соответствии с текущими проблемами населения.


Инстаграм: klyaus_natalia

Логотип сайта
2021-09-24