Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.
Беседа с Надеждой Афанасьевой. Детское развитие через нейропсихологию для мам
Беседа с Надеждой Афанасьевой.

Беседа с Надеждой Афанасьевой.

Детское развитие через нейропсихологию для мам
15 Января 2024 0
27 мин.

Надежда Афанасьева – нейропсихолог, сурдопедагог, автор книги «Василина: путь домой» и создатель практического курса по нейродиагностике и коррекции для детей и их родителей. В этом разговоре мы углубимся в мир взаимоотношений внутри семьи, коснемся уникального подхода к их пониманию и того, как Надежда помогает родителям развивать своих детей.

Надежда, здравствуйте! Очень рады знакомству.

Здравствуйте!

Расскажите пожалуйста, что побудило Вас стать квалифицированным нейропсихологом и создать авторский курс нейропсихологии для мам?

Главный двигатель всей моей деятельности – мои дети. Думаю, что нужно начать рассказ с событий, которые развивались двадцать лет назад. По первому образованию я инженер, закончила Самарский аэрокосмический университет. Но уже скоро исполнится двадцать два года с момента рождения моей особенной дочери Полины. В возрасте одного года врачи поставили ей достаточно редкий диагноз – двусторонняя нейросенсорная глухота. Это нарушение слуха, которое происходит из-за проблем со слуховыми нервами или внутренним ухом, в результате чего человек может испытывать затруднения с восприятием звуков или даже вовсе ничего не слышать. Это и заставило меня сменить сферу моих профессиональных интересов и компетенций – я поступила на дефектологический факультет столичного вуза. В итоге стала сурдопедагогом для того, чтобы помогать развиваться своему ребенку. Также, поскольку высококвалифицированных специалистов в этой области было совсем немного, я и родители детей с похожими проблемами собирали по крупицам по-настоящему нужную и полезную информацию. В тот период мы жили в Самаре, заниматься с ребенком нужно было каждый день, сурдопедагогов в городе буквально единицы, и, конечно же, график приема к таким специалистам был расписан на месяцы вперед.

А в 2015 году мы с мужем удочерили Василину, у которой был целый букет диагнозов. Это не пугало нас, но мне потребовались гораздо большие знания, чем те, которыми я располагала из опыта работы с Полиной. Поэтому я приняла решение изучить именно нейропсихологию. С учетом диагноза младшей дочери в реабилитацию включалась нейрокоррекция, и я стала ее активно применять. Этот опыт постоянно требовал от меня обновления знаний, чтобы обеспечивать максимально возможное качество реабилитации. 

Полученные опыт и знания дали мне возможность очень хорошо понимать специалистов, к которым я обращалась. Благодаря тому, что сама погружалась в тонкости разных специализаций (сурдопедагогика, дефектология, массаж), я могла четко видеть, подходит нам специалист или нет, учитывает он индивидуальные особенности ребенка или работает по стандартным принципам.

Уже двадцать лет я консультирую родителей слабослышащих и глухих детей. Изучив основы нейропсихологии, я расширила свою практику и стала консультировать родителей детей с трудностями в обучении, включая проблемы с чтением, письмом, математикой, а также с нарушением двигательных функций. 

Работая в общеобразовательной школе, занимаясь с детьми, я пришла к пониманию того, что времени на полноценную работу с ребенком и его родителями недостаточно (диагностика занимает час или полтора, на общение же с родителями времени не остается). А ведь то, что нужно делать дома, как выстраивать работу с ребенком с учетом его слабых и сильных функций – не менее, а, может быть, и более важно. Именно тогда и возникла идея создать курс, где я могла бы систематизировать свои знания и делиться ими с родителями оперативно и качественно.

Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.

Как устроен курс? В чем его основная цель, и какие принципы лежат в его основе?

Отличительная черта моего подхода – постоянный контакт и работа с собственными детьми. Основное обучение на курсе продолжается всего два месяца, в течение которых мамы, папы, бабушки или дедушки совместно с опытным нейропсихологом (куратором) проводят диагностику своему ребенку. 

Целевая аудитория – это, конечно же, родители, люди, которые находятся с ребенком в постоянном контакте, и, выполняя тесты (пробы), могут замечать все нарушения, понимать, что ему наиболее трудно, осознавать причину этих трудностей, не списывая все на лень и поведение. Обладая этими знаниями, можно более качественно взаимодействовать с маленьким человеком, организовывать его окружение и внедрять нейропсихологические подходы в повседневную жизнь. И это совсем несложно. 

В отзывах тех, кто прошел курс, читается в первую очередь понимание того, что для ребенка сложно, как ему помочь, чтобы стало легче. Основной принцип заключается в развитии слабых функций через сильные стороны личности, и важнейшая его задача – выявление этих сильных сторон. 

На простых консультациях, которые занимают час или два, невозможно предоставить такой объем информации. Поскольку нельзя начать качественную нейрокоррекцию и помочь ребенку, не проведя предварительную диагностику, курс включает в себя два основных этапа: этап диагностики (чтобы мамы могли яснее увидеть проблемы) и составление индивидуального плана занятий с учетом особенностей конкретного ребенка. Таким образом, общей методики, которая подходит всем одинаково, быть просто не может. 

На курсе для каждой слабой функции (слуховое, зрительное, пространственное восприятие, регуляция эмоций) представлен свой эффективный алгоритм исправления. Это упражнения и игры, основанные на уже готовом уникальном инструктивном материале (пособия, инвентарь, аксессуары). Поэтому нет необходимости тратить средства на множество универсальных учебных пособий, которые могут быть неэффективными в конкретных случаях. Только после комплексной диагностики можно определить истинные потребности своего ребенка и научиться оказывать ему поддержку.  

Именно с этой целью и был создан мой курс. Отойти от стандартных методов обучения и научить родителей умению понимать и поддерживать своих детей в любой ситуации и в соответствии с их индивидуальными особенностями – вот наша большая задача.

Как называется ваш проект? Чем он отличается от общепринятых методик и подходов?

Название курса – «Я – Мама Нейропсихолог» действует в рамках онлайн-проекта «Узнавай&Развивай».

Понимание того, почему именно ваш ребенок развивается определенным образом, почему ему что-то удается, а что-то нет, как эффективно работать с этим – вот важное его свойство. Кроме этого, он содержит информацию о механизмах работы мозга и психофизиологических особенностях, свойственных детям разного возраста. Мы стремимся к тому, чтобы родители могли находить решения в любых ситуациях, не тратя на это слишком много ресурсов, в том числе материальных.

В интернете существует множество курсов по нейропсихологии, но они в основном ориентированы на специалистов. Мой выбор в пользу обучения родителей обусловлен тем, что посещение специалиста каждый день не всегда возможно, особенно если это небольшой город, где специалистов просто нет, или это очень дорого. К тому же со специалистом занимаются всего два раза в неделю, а этого недостаточно. Мы внедряем профессиональные и индивидуально ориентированные нейропсихологические подходы в каждодневную жизнь, что позволяет достичь лучших результатов. Это подтверждается практикой и статистикой, которую мы ведем с самого начала нашей работы. В среднем, при условии активного участия родителей и регулярности занятий, дети достигают заметных результатов через полгода или год. В других случаях, где родители не имели возможности интенсивно, последовательно и регулярно влиять на ситуацию, даже небольшие текущие успехи растворялись в течение недели. Поэтому я всегда призываю к серьезному отношению к процессу, это самое важное условие. Когда есть трудности у самих мам и пап, на помощь всегда придут кураторы курса, люди искренние и увлеченные, знающие специфику этой работы и, что самое главное, любящие детей.

Как я уже сказала, итогом диагностики становится индивидуальная программа развития для каждого ребенка. Нейрокоррекция требует усилий со всех сторон, только тогда результат не заставит себя ждать. В отличие от множества коротких интенсивов или набора нейроупражнений, это сложный и интенсивный путь, основанный на научных принципах систематичности, последовательности и регулярности, специализированный и адаптированный для родителей без соответствующего образования и опыта.

Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.

Можно ли рекомендовать это для большинства или даже для всех? Или все-таки есть какие-то ограничения?

Конечно, желательно и полезно разбираться в нейропсихологии и внедрять ее в повседневную жизнь, поскольку дети нашего времени многого лишены в силу технического прогресса. Если заглянуть в прошлое, можно увидеть, что развитие детей происходило немного иначе. Было больше движений: ребенок рождался, начинал ползать, его пускали на пол, он брал игрушки, мячик, бросал, искал, ловил… словом, активно развивал зрительно-моторную координацию. А что это такое? Это согласованные действия рук и глаз, которые затем складываются в навык письма в тетради, что важно для любого школьника. Отсутствие развития таких функций на дошкольном этапе может затруднить обучение в обычной школе.

Так что многие первоклассники сталкиваются с проблемами не из-за диагнозов или тем более органических поражений мозга, а из-за того, что они были лишены определенных движений в раннем возрасте до семи лет. Сейчас существуют различные устройства: телефоны, планшеты, люльки и качалки с креплением для них, которые в некоторой степени помогают развить зрительное восприятие малыша. Но гораздо важнее все-таки движение. Ползание по комнате эффективнее развивает не только зрительное, но и пространственное восприятие, без которого никак не обойтись в обучении математике и письму. Раньше было нормой, если в начале первого класса ничего не получается, и дети преодолевали эти барьеры к концу года. Но теперь многие и во втором, и в третьем классах продолжают сталкиваться с трудностями пространственного восприятия. Работайте над этим в раннем возрасте с помощью простых бытовых вещей! Ходите без ходунков, стойте у опоры, переносите и открывайте коробочки... Сейчас это уступило место электронике, и поэтому часто на занятиях приходится играть в давно забытые игры: салочки, резиночки, десятки... Так зачем ходить к специалисту-нейропсихологу? Чтобы он просто поиграл с нашим ребенком? Мы ориентируемся на широкий круг проблем и людей, а тщательно подобранные и многократно использованные нами приемы, которые можно делать самостоятельно в домашних условиях, реально помогают. Поэтому пошаговый план развития, о котором я говорила, сам по себе очень прост. Главное – не ленитесь и делайте это, чтобы не возникало проблем в школе. Трудности могут остаться незамеченными до момента, когда ребенок столкнется с необходимостью освоения школьных навыков. Вот тут и нужна диагностика, выявляющая скрытые проблемы и их причины.

Ну а самая распространенная и большая проблема современных детей – это саморегуляция. Мы часто не можем отпустить ребенка дошкольника одного на улицу. Почему? Потому что у него не сформировано понимание времени. Почему не сформировано? Потому что родители берут на себя множество обязанностей, которые хорошо бы выполнять детям самостоятельно: собирать портфель, самим одеваться, самим строить планы на день. Это приводит к тому, что ребенок не регулирует свои действия, не доводит начатое до конца, не следит за своим телом (и не только за туловищем, руками и ногами, но и за речью), не может сосредоточиться на чем-либо, смотреть, слушать, вникать, понимать, запоминать... Курс помогает родителям вовремя определить тот переходный момент, когда уже пора передавать ребенку определенные навыки. Так что, можно сказать, наш курс, может быть, и не необходим абсолютно всем, но уж точно полезен каждому.

Расскажите пожалуйста, что требуется от родителей во время обучения? Какова их роль в этом процессе?

Несмотря на то, что курс очень емкий и включает основы нейропсихологии, теории там немного, в основном, практика. Мамам не требуется знать термины, научные положения и определения, просто сначала важно точно проанализировать ситуацию, а дальше просто приступить к действиям. Каждая ученица проводит пробы, тесты, что помогает ей самостоятельно оценить каждую функцию, выявить проблемы, обнаружить сильные стороны малыша, может быть даже и таланты… Это способствует повышению его мотивации и формированию адекватной самооценки. Проведя такую диагностику, мама знает, чего ожидать от ребенка, с какими ситуациями он может столкнуться, и как на них отреагировать. Появляется возможность подготовиться ко многому и предупредить негативное. Появляется понимание причин затруднений, меняется восприятие ситуации, улучшается взаимоотношение с ребенком и другими людьми.

Упражнения и игры, о которых я упоминала, ориентированы на определенные функции психики и физиологии. Мы учим тому, что не стоит приобретать большое количество пособий и игр, так как они могут быть неэффективными конкретно для вашего ребенка, ну или пользы от них будет совсем мало. Если в игре у ребенка задействованы только слабые функции, то он будет проигрывать, расстраиваться, раздражаться и отказываться играть. С другой стороны, слишком простые игры и постоянный успех могут убить интерес к процессу и привести к завышенной самооценке. А в лучшем случае игра станет просто развлечением, которое не развивает. Мы учим выбирать не просто увлекательные и интересные, но самые полезные для вашего чада игры. Тот же точечный подход применяется и в отношении пособий. Уровню и потребностям вашего ребенка будут предложены соответствующие разделы и страницы с тестами и упражнениями. После курса вы начнете разбираться в этом. После обучения многие высказывают сожаление о том, что они не знали этого раньше. 

Некоторые приходят вместе с совсем маленькими детьми (2-4 года), которым еще рано проводить диагностику, и тогда мы ориентируем родителей на взрослых членов семьи или близких людей, проводим диагностику старшим, а в дальнейшем уже используем полученные знания и опыт для коррекции и развития подросшего малыша. Курс предоставляет информацию обо всех этапах развития каждой функции, это определяет наиболее гармоничное развитие ребенка.

Еще важно понимать, что курс – не волшебная таблетка. Вы отучились, и все получилось? Нет. Мы даем вам инструменты и инструкции, а ваша задача грамотно их использовать. Вот тогда и ждите результата.

Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.

Дети каких возрастов приходят на курс, и насколько они разные? В каком возрасте, по Вашему мнению, обращение к курсу наиболее оптимально?

За два года существования курса по нашей статистике приходят мамы особенных детей, которым от трех до пяти лет. Учитывая очевидные проблемы, у таких родителей очень высокая мотивация. Особенным детям требуется значительно больше усилий и времени, и, в отличие от обычных, работа с ними планируется более тщательно. Начинать ее надо как можно раньше, чтобы достичь более быстрых и качественных результатов. Необходимо оценивать уровень развития каждого ребенка индивидуально и начинать работу с учетом этого уровня, а также возраста, задатков, темперамента, склонностей и способностей, воли и мотивации. Каждый ребенок уникален, а продолжительность работы варьируется в широких пределах. Нельзя заранее определить готовность родителей воспринимать материал и то, насколько активно они смогут работать дома, ни один квалифицированный нейропсихолог не сможет точно предсказать, сколько времени займет проработка определенной функции. Поэтому очень важно не терять надежду, силы, желание. Просто продолжать занятия.

Также на наши курсы часто приходят мамы так называемых нормотипичных детей, которые уже учатся в начальных классах школ. Однако и они сталкиваются с трудностями в учебе, проявляют невнимательность, имеют жалобы от учителей на поведение. У них понижена мотивация к обучению, есть сложности в выполнении заданий дома и в классе, материал не усваивается… Следствие – плохая успеваемость, родители расстраиваются, в семье возникает напряжение, а в школе предлагают перейти на домашнее обучение. И если изначально ребенок не испытывал сложностей, то тут с увеличением нагрузки его слабые функции отчетливо дают о себе знать… Ну а дальше ситуация развивается как снежный ком. Результаты работы с нормотипичными детьми могут быть даже более заметными, чем у детей с диагнозами, поскольку их возможности гораздо шире, но при условии своевременной коррекции.

В «группу риска» иногда попадают и достаточно одаренные дети, которые заметно загружены учебой (например, изучают сразу несколько языков), а также дети, склонные к быстрому утомлению (нарушение устойчивости внимания). Даже если они успешно усваивают материал. Занятия нейропсихолога могут быть полезными также для детей с задержкой психического и речевого развития, а также для тех, кто сталкивается с эмоциональными нарушениями. Гиперактивные дети, которым трудно усидеть на месте, тоже могут извлечь пользу из нейропсихологической поддержки.

Повторю, что крайне важно донести до родителей, у которых есть дети-дошкольники, понимание необходимости провести диагностику до того, как детям пойти в первый или подготовительный класс. Это можно сделать самостоятельно, придя к нам на курс, либо обратиться к нейропсихологу. Своевременная диагностика позволит выявить возможные провалы в каких-либо функциях, тут же составить план коррекции, внедрить простые упражнения и игры в повседневную жизнь. Все это позволит ребенку своевременно и легко сбалансировать собственные возможности и спокойно пойти в школу, получать знания, успешно адаптироваться к учебе и взаимоотношениям со сверстниками, уверенно двигаться вперед и в конечном итоге жить созидательной, продуктивной, интересной и счастливой жизнью.

Какова самая частая причина обращения к Вам?

Вот типичный случай. В дошкольном возрасте ребенок посещал детский сад, и никаких серьезных проблем не наблюдалось. Могли возникать несущественные, казалось бы, трудности: отсутствие желания рисовать или раскрашивать, неумение завязывать шнурки, постоянные просьбы о помощи в элементарных действиях. Но со стороны родителей и воспитателей этому не придавалось большого значения. В первом же классе возникли сложности, а во втором и третьем они трансформировались в настоящие проблемы. Все это время родители надеялись, что ребенок вырастет, дозреет и самостоятельно преодолеет эти барьеры, но, как показывает опыт, это далеко не так. Иногда возникает почти тупиковая ситуация, когда решить все и сразу просто нереально: тотальная неуспеваемость, низкая репутация в кругу преуспевающих сверстников и педагогов, асоциальное поведение, опасные увлечения…

Важно понять вот еще что. На фоне частых или постоянных поражений в учебе нарастает демотивация, которая проявляется в конфликтности, протестах, отказах от выполнения заданий. Это нормально для детской психики, просто держа «руку на пульсе», родителям нужно не доводить ситуацию до критической. Сейчас многие подростки сталкиваются с отсутствием мотивации, не желая заниматься чем-то. Мы часто разбираем такие запросы, и, к сожалению, причина одна – дети просто не были должным образом подготовлены. Им легче просто ничего не делать, чем пытаться разгрести этот огромный беспорядок. Вот я и обращаюсь к мамам с просьбой приходить до того, как это случится. И тогда процесс включения в школьную программу и адаптации ребенка в новых условиях и среде будет гораздо легче. Чем раньше начнется коррекционная работа, тем лучше будут результаты.

И на курсе мы учимся оценивать уровень развития ребенка, который, кстати, не всегда соответствует его возрасту. Некоторые дети развиваются медленнее, в своем собственном темпе, и это абсолютно нормально. Кто-то может выучить стихотворение за два часа, другой будет учить его три дня, в то время как первый остановится перед математическим упражнением, а второй решит его в уме. И если мама знает сильные и слабые стороны своего ребенка, она сможет их регулировать, выравнивать.

Можете поделиться каким-то конкретным примером, где применение знаний по нейропсихологии привело к положительным изменениям в жизни ребенка или семьи?

В моей практике было много таких случаев, поверьте, это работает. Поделюсь своим личным опытом включения ребенка в развивающую среду с самого раннего возраста. Кроме двух дочерей с особенностями развития у меня есть сын Максим. Его включение в развивающую коррекционную среду началось с ранних лет, поскольку его старшая сестра имела особенности в развитии. Вся обстановка в нашем доме была организована с коррекционным подходом. Максим с раннего детства участвовал во всех занятиях, и даже свободное время мы интегрировали в игру приготовление еды и уборку как элементы развития. Сейчас ему семнадцать лет, это очень самостоятельный человек с адекватной самооценкой, интересами и кругозором. Пишет музыку, успешно прошел ряд профессиональных курсов по монтажу и киноискусству, помогает мне в создании видеоматериалов для моих курсов, продолжает много тратить времени на саморазвитие, много читает. Максим регулирует свой процесс образования сам, и я не помню, чтобы когда-либо сидела с ним за уроками или вообще проверяла как он учится. Конечно, он пока еще смотрит и на нас с мужем, потому что родители всегда являются главным ориентиром для своих детей. Когда родители познают что-то новое, учатся, работают, создают что-то, дети тоже смотрят на это и поступают так же. Поэтому, в первую очередь, нужно всегда обращать внимание на себя. 

Среди наших учеников есть мамы, которые обнаруживают слабые стороны у самих себя и начинают работать над собой вместе с детьми. Это дорогого стоит! В итоге семейные взаимоотношения налаживаются, люди начинают лучше понимать друг друга, искренне радуясь совместной жизни. Это ли не максимум результата, когда полученные знания и опыт положительно влияют на всю семью?

Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.

Какие основные мифы или стереотипы о нейропсихологии Вы хотели бы развенчать?

При обсуждении мифов на эту тему обычно возникают две крайности: либо считают, что нейрокоррекция помогает во всем, либо, что это бессмысленное занятие. Постараюсь кратко рассказать, почему так происходит. 

В настоящее время в интернет-пространстве проводится много всяких марафонов, интенсивов, представлены подборки видеороликов с названиями вроде «нейроупражнения» или «тренируем мозг». Они состоят из набора ежедневных мини-упражнений на 10-15 минут. Это рисование двумя руками для переключения внимания, игра с мячом… все без дополнительных пояснений и рекомендаций. Со временем возникают вопросы: «Почему у одного ребенка появляются результаты, а у другого нет? Почему кто-то утомляется от этого, а для кого-то они совершенно неэффективны, потому что слишком просты?» Просто марафон нейрокоррекционных упражнений не будет эффективным, если не учтены индивидуальные проблемы ребенка! Участники этого марафона всегда будут разными, поэтому результативность прямо зависит от соответствия конкретных упражнений индивидуальным потребностям каждого. Вот отсюда мифы и возникают. 

Также в настоящее время существует множество центров, где применяются нейроподходы, и вы можете посещать разнообразные занятия. Однако я всегда подчеркиваю, что профессиональный нейропсихолог никогда не начнет работу без предварительной диагностики. Нейрокоррекция является индивидуальной, и не существует универсальной методики. Есть общие методики для развития функций, но наша всегда адаптируется к индивидуальности. Занятия нейрокоррекцией в небольших группах тоже могут проводиться, но только после диагностики, если у детей схожие трудности, и они психологически совместимы. Мы не хватаемся за все подряд, а концентрируемся на том, что необходимо. Это как строить дом: сначала необходимо укрепить фундамент, прежде чем приступить к построению стен, крыши, ну а потом можно и окна вставить.

В общем, мифы о неэффективности нейрокоррекции или ее необходимости возникают из-за популяризации этого направления, так что часто люди, не понимая суть методики, верят в крайности, а крайности – это, как правило, заблуждения.

Мы говорили о влиянии методики на отношения в семье. Хотелось бы подробнее узнать, как и почему это может сформировать благоприятный семейный климат?

Знание нейропсихологии оказывает значительное влияние на взаимоотношения с окружающими людьми – не только с родными и близкими, но и в рабочем коллективе или спортивной команде. Не секрет, что люди воспринимают друг друга так, как им хотелось бы. Понимание того, как человек настроен, как лучше всего преподнести ему информацию – это особая способность, называется она «эмоциональный интеллект». В развитом виде он способствует более гармоничному общению, облегчает социальное взаимодействие. Имея знания по нейропсихологии, можно успешно строить диалог с учетом индивидуальных особенностей собеседника. Это резко снижает вероятность любых конфликтов и недоразумений в общении. А ведь конфликты сильно влияют на еще не окрепшую детскую психику, на формирование характера человека…

Люди разные, ситуации тоже. Есть личности с аналитическим типом мышления, склонностью концентрироваться на деталях, а не на целом. Им может быть сложно уловить общую картину, контекст. И тут возникают ситуации, когда вы хотите донести до человека одну идею, а он цепляется за деталь, развивая ее в сторону другого образа, не того, который вы пытались передать. Это происходит и в семейных отношениях, а знание этих особенностей позволяет правильно их выстраивать. У людей с нарушением пространственного восприятия возникают проблемы с восприятием своего тела и личных границ. Сложности во общении здесь из-за того, что они могут игнорировать телесные и психоэмоциональные границы окружающих. Могут быстро и близко подойти, панибратски касаться малознакомого человека, что немногим может понравиться. Часто могут давать советы, даже когда никто и не спрашивал, считая свое поведение благом, которое дано бескорыстно, или одолжением с претензией на взаимность. Это тоже достаточно часто становится причиной неприязни, трений и конфликтов.

Если вы уже достаточно хорошо знаете человека, которому, скажем, требуется много времени для решения задачи, вы можете оказать ему поддержку, избежав возможных негативных последствий. Вы также можете помочь ему управлять временем, фокусируя его внимание на важных моментах. Когда люди долго живут вместе, знание этих нюансов позволяет более эффективно строить общение, отношения, гармонию взаимопонимания.

Это имеет значение и в рабочем, и в профессиональном, и в спортивно-игровом контексте. Можно предварительно определить, кому поручить системную работу, а кто более креативен, кому доверить защиту, а кому нападение в игре. Если у человека высокий уровень развития, почему бы не поручить ему соответствующую работу? Ну а если партнеру со слабой регулятивной функцией трудно справляться с задачами, требующими самоорганизации и систематичности, то важный проект с жесткими сроками уж точно не его конек. Эти знания даже позволяют предвидеть успехи или поражения в различных направлениях деятельности. Владеть ими очень важно практически в любой профессии. А ведь семья – это тоже команда!

Что бы вы сказали родителям, которые сомневаются в том, что знания и занятия действительно стоят потраченных времени, усилий и средств? Особенно если у их детей нет особых трудностей.

Знания в области нейропсихологии полезны всем родителям вне зависимости от того, есть явные особенности развития у ребенка или нет. Лучше всего просто обратиться к отзывам тех, кто прошел наш курс. Многие отмечают, что, прежде всего, они разобрались в себе и осознали, как применять эти знания в повседневной жизни. Одна из учениц интересно выразила свои впечатления, сравнив процесс с получением не только удочки и навыков ловли рыбы, но и знания о месте, где ее точно можно поймать… За двадцать лет, посвященных воспитанию детей с особенностями, я прошла много различных обучающих программ в области дефектологии, нейропсихологии и других методик, включая работу с поведением гиперактивных детей и детей с синдромом дефицита внимания. К тому же мы не ограничиваемся только нейропсихологией. Как я уже сказала, это комплексный подход, включающий в себя весь накопленный опыт, систематизированный и представленный в доступной форме, поэтому некорректная работа или ошибки исключены.

Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.Надежда Афанасьева. Фото из личного архива.

Есть ли какие-то новые направления, темы, которые Вы планируете включить в рамки своей работы в будущем?

В ближайшее время стартует новый курс, который называется «Школа выживания при СДВГ». Эта тема отличается спецификой, связанной с данным диагнозом, и становится все более актуальной. Мы получаем множество вопросов о том, как эффективно развивать и воспитывать детей с гиперактивностью, проблемами внимания и поведенческими трудностями. В рамках подготовки этого курса я провела два больших интервью, которые, на мой взгляд, будут очень полезными и интересными для всех, кто знаком с СДВГ. Одно со взрослым человеком, который живет с таким диагнозом, а другое – с практикующим неврологом, освещающим медицинские аспекты синдрома. 

Планируется также создание группы для мам, чьи дети сталкиваются с гиперактивностью и дефицитом внимания. Важно создавать поддерживающее сообщество, где родители могут обмениваться опытом и методиками, эффективными в воспитании и развитии таких детей.

Вообще у нас уже есть собственная платформа app.neurohealth.care/ru/registration, которую разработал мой муж Денис. Все курсы, видеоуроки, интенсивы размещаются там. В дальнейшем мы планируем проводить на ней сбор данных о возрастных особенностях развития функций, чтобы иметь более точное представление о том, как эти функции развиваются у детей с определенными диагнозами. Также мы рассматриваем возможность создания интересного блока диагностических данных, которые будут вноситься как практикующими родителями, так и специалистами. Эта статистика будет полезна для всех, она облегчит ориентирование в сфере возрастных норм и отклонений. Естественно, это станет удобным инструментом для специалистов, позволит им легче и быстрее помогать своим ученикам, отслеживать динамику процессов реабилитации и коррекции. В общем, этот проект в настоящее время реализуется программистами, а по завершении мы пригласим присоединиться к нему. Когда платформа обрастет большим функционалом, мы расширим спектр специалистов и привлечем логопедов, сенсорных терапевтов и других. Они тоже смогут представлять свои курсы на платформе.

Насколько сложно учиться? На каких этапах курса или в каких случаях бывает необходима помощь кураторов?

Я, как и многие, была обычной мамой без профильного образования. Однако, в конечном итоге, мне удалось стать специалистом для своих детей. Я уверена, что любая мама способна на это, так что учиться не сложно, было бы, как говорится, желание. Понимаю, что не все стремятся стать экспертами, поэтому мы предлагаем сопровождение. Кураторы, в том числе дипломированные нейропсихологи, будут оказывать помощь во всем, как только она потребуется, они на связи всегда. А если у мамы есть потребность, но нет возможности делать это самостоятельно, мы предложим пройти диагностику вместе с куратором в индивидуальном порядке. Далее разрабатывается программа с сопровождением, включая повторное проведение совместной работы через полгода. Эту функцию может выполнять один из кураторов или я лично. Мы понимаем, что некоторые мамы готовы глубже погружаться в изучение темы, поэтому предоставляем всю необходимую информацию, в том числе профессионально специализированную. Люди могут воспользоваться всем спектром наших возможностей для гармонизации отношений в семье, развития и воспитания своих детей, выявления и развития их способностей и талантов.

Надежда, благодарим Вас за эту беседу и желаем дальнейших успехов! Спасибо и вам большое!


Сайт: uznavairazvivaiiamaneuromama

Telegram: nadinadinka

ВКонтакте: club211847333

Instagram (Запрещен на территории РФ): nadi.nadinka

Беседа с Надеждой Афанасьевой.

Отправить заявку на интервью