Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

Анна Смирнова: Юрист по банкротству как последняя надежда на победу.

«Благодаря нашему профессионализму, опыту и знаниям мы помогаем нашим доверителям, буквально спасая их имущество и бизнес.» 
04 Марта 2022 707

Анна Смирнова о своём профессиональном опыте и нюансах работы юриста, специализирующегося на банкротстве как инструменте избавления от долгов или их эффективного взыскания.


Анна, вы более 15 лет занимаетесь банкротством, расскажите о специфике своей работы

Начало моей карьеры совпало с первым достаточно серьёзным кризисом 2008 года, повлёкшим для многих невозможность исполнить кредитные обязательства из-за возникновения финансовых проблем. Компании стали всё чаще уходить в банкротство. Поскольку процедура оздоровления бизнеса в нашей стране до сих пор практически не работает, банкротство и тогда, и сейчас означает ликвидацию бизнеса. 

Вся моя профессиональная деятельность так или иначе была связана с банкротствами, структурированием крупного бизнеса и защите доверителей от рейдерства. 

Банкротство нередко выступает как инструмент, с помощью которого может происходить захват активов предприятий против воли его собственников, или, говоря другими словами, рейдерство. 

В России такая практика, к сожалению, широко распространена, и не только в прошлом, как это принято думать, но и в настоящее время. Рейдеры инициируют процедуру банкротства с целью захватить управление организацией, причём их методы становятся всё более изощрёнными.

Противостоять рейдерам и работать с банкротствами могут только высококвалифицированные специалисты с большим опытом. Это особая категория споров, которая требует от юристов специальной квалификации, навыков и знаний в области законодательства о банкротстве.

Анна, расскажите, сколько бизнесменов, обратившихся к вам за помощью, вы спасли от недружественных поглощений и рейдерских захватов?  

За годы моей работы нам удалось защитить бизнес-интересы более 30 крупных компаний от недобросовестных действий рейдеров. Важно отметить следующее: чем быстрее бизнесмен, страдающий от рейдерского захвата или иных попыток захвата его активов (в том числе через незаконные проверки и т.д.) обратится к нам за помощью, тем более эффективна и быстра будет наша работа и велика вероятность успеха. Ни в коем случае не нужно ждать, что проблема разрешится сама или при помощи штатных юристов, такого варианта исхода я еще не встречала. 

Анна, говоря о рынке «банкротных» специалистов, Вы отмечаете, что он перенасыщен «инфоцыганами», проповедующими теоретические истины и не имеющими практического понимания процедуры банкротства. Как бизнесмену, попавшему в беду, выбрать эффективную защиту своих интересов и не дать себя обмануть таким горе-специалистам?

Верно, квалифицированных специалистов очень мало. Одним из признаков, отличающим профессионала от теоретика-пустозвона, является наличие положительного опыта в банкротных спорах, результат которых – исчерпывающая защита интересов доверителя либо существенное усиление его переговорной позиции с оппонентами.  

Из личной практики смело и с удовольствием скажу, что в результате моей работы и труда моей команды со стороны взыскателя было возвращено кредиторам несколько сотен миллионов рублей. При этом речь идёт о живых деньгах, а не о выигранных решениях судов (суммы по таким решениям исчисляются миллиардами). 

Специалист должен уметь противостоять «нарисованным кредиторам», т. е. тем, кто по поддельным документам пытается включиться в процедуру банкротства, чтобы получить возможность контролировать процесс. В данном случае необходимо быть и экономистом, и юристом, а также обладать бизнес-опытом, твёрдым характером, аналитическим складом ума, а также способностью действовать на опережение.

Специалист по банкротству может защитить интересы не только кредитора, но и самого должника, например, от материальной ответственности по долгам его компаний (так называемой субсидиарной ответственности). Буквально в прошлом году мне удалось спасти клиента от неправомерного взыскания по кредитному договору более 30 миллиардов рублей. 

Я не могу похвастаться простыми и предсказуемыми проектами, поскольку, как правило, ко мне обращаются по рекомендации в сложных, и, на первый взгляд, безвыходных ситуациях. 

Как правило, новые клиенты приходят ко мне уже в запущенной стадии со словами: «Нам вас порекомендовали, если вы не сможете помочь, то уже никто не сможет». И это действительно правда. Моя команда часто становится той «соломинкой», за которую хватается терпящий финансовое бедствие. Благодаря нашему профессионализму, опыту и знаниям мы помогаем нашим доверителям, буквально спасая их имущество и бизнес. 

Я всегда открыта для новых предложений и готова помочь в самых сложных и противоречивых случаях. 

Анна, помимо эффективной ежедневной работы на благо  ваших доверителей, вносите ли вы вклад в развитие банкротства в России, делясь своим опытом и знаниями? Например, нам стало известно, что Вы являетесь экспертом в сферах банкротства, санации, конституционного законодательства, государственного строительства, а также заместителем руководителя рабочей группы «Деловой России» по совершенствованию процедур банкротства. Расскажите об этом нашим читателям.

Верно, в качестве эксперта и общественного деятеля я продолжительное время представляю и отстаиваю интересы профессионального сообщества антикризисных управляющих и специалистов в сфере банкротства в органах государственной власти. 

Также я вношу свой посильный вклад в законотворческую деятельность в сфере банкротства. В частности, мою был предложен проект правового регулирования института санации и составлены десятки экспертных заключений и предложений по реформированию законодательства о банкротстве, которые были услышаны и во многом помогли избежать поспешных и спорных шагов по изменению закона о банкротстве.

Отправить заявку на интервью

Логотип сайта
2022-03-04