Обратный звонок
Представьтесь, мы вам перезвоним.

Екатерина Лунина: «Если я не буду мечтать, не знаю, что тогда мне делать».

Режиссёр кино и театра о своем творческом пути и о создании постановки «Мечтатели, или Я просто хочу, чтобы вы меня любили»
16 Сентября 2021 222

Екатерина Лунина — талантливый режиссёр кино и театра. Недавно она представила зрителям своё видение легендарного произведения «Белые ночи». В интервью PERSONO Екатерина рассказала о создании постановки «Мечтатели, или Я просто хочу, чтобы вы меня любили», о мечтах, ответственности и зрителях.

Екатерина, каким был Ваш творческий путь? Как Вы нашли себя в сфере кино и театра?

Так случилось, что мои родители работали в театре, и всё свободное от учёбы время я слонялась за кулисами. Приходила домой и придумывала, как буду сама выходить на сцену, стоя на детской кровати. Допридумывалась. После школы поступила на актёрский факультет, а потом увлеклась видеомонтажом и ушла на факультет кинорежиссуры.

Расскажите, пожалуйста, про авторский театральный проект «Мечтатели, или Я просто хочу, чтобы вы меня любили». Как пришла идея сделать постановку по мотивам произведения Достоевского «Белые ночи»?

Попробовать сделать свой спектакль мне хотелось уже очень давно. Ещё в институте мы обсуждали с однокурсниками, что обязательно доберёмся до театра. Перечитать текст и подумать над «Белыми ночами» мне предложил мой друг, театральный режиссёр Михаил Федоренко. Я сначала решила, что делать спектакль не по пьесе, а по повести весьма затруднительно, и отложила эту идею. Прошёл месяц, и мне попалась книжечка с «Белыми ночами». Ради любопытства начала читать, и всё внутри перевернулось. Стало возникать ощущение спектакля. И началась работа.

Сколько времени ушло на создание спектакля? Как подбирали актёров?

Работа длилась довольно долго. Всё делалось своими силами, на актёрском и собственном энтузиазме. От начала репетиций до выхода спектакля прошёл год. Во время работы мы застали карантин и сокращение посещаемости в театрах. Это тоже сильно отразилось на сроках. Но благодаря прекрасной актёрской команде, бесконечной поддержке с её стороны всё это мы пережили, и пережили в радости. Огромную роль в проекте также сыграл наш грандиозный хореограф — Елена Воронова. Во время изоляции мы не прекращали работу, и пусть в Zoom, но устраивали пластические разминки все вместе. Исполнителей я подбирала по самому банальному принципу: если мне нравится актёр, если мне самой интересно и хочется на него смотреть, значит всё правильно. Я уверена, что режиссёр должен быть влюблён в каждого своего актёра. В идеале, чтобы актёры отвечали ему взаимностью. Тогда ничего не страшно. В какой-то момент по разным причинам пришлось заменять некоторых артистов, и было ощущение, что уже не я подбираю актёров, а актёры подбирают меня. И каждому, кто был в нашей истории, я очень благодарна: за их время, энергию и любовь, которые они вкладывали в репетиции.

Что было самым сложным во время работы над постановкой?

Самым сложным было, мне кажется, продолжать верить в себя. Вообще, работа над этим спектаклем стала для меня проверкой на прочность. Вот мы начали работу, бах — изоляция. Как удержать внимание всех и своё собственное, когда ты даже не знаешь, что будет завтра? Вышли из изоляции, начали репетировать, бах — сокращение зрителей в зале. Как продолжать работу над камерным спектаклем, если в и без того маленькие залы будут пускать не более 15 человек? Назначали премьеру, всё хорошо… бах — нужно искать замену главному герою. И в каждый конкретный момент необходимо было верить в себя, потому что без этой веры руки быстро опускаются, а кому нужен режиссёр с опущенными руками?

В итоге спектакль получился именно таким, каким Вы его изначально представляли?

Самое интересное, что представляла я его совсем в другом актёрском составе. Но то, что вышло в итоге, мне очень нравится. В какой-то момент, опять же, возникало ощущение, что уже не я ставлю спектакль, а спектакль ставит меня. Это очень необычно, потому что на съёмочной площадке фильмов я такого ещё не испытывала. В театре главное — актёр. Мы отталкивались от того, что актёры могут предложить на основе наших с хореографом придумок. И мне очень повезло с актёрским составом. Каждый из них — очень талантливый человек, и я уверена, что их ждёт большое будущее.

Прикосновение к классике, наверное, накладывает большую ответственность. Как создать такой спектакль, чтобы Ваше видение откликнулось в сердцах зрителей? Каких принципов придерживаетесь как режиссёр?

Я долго хотела сделать спектакль по современной пьесе, но почему-то именно современные тексты призывали к большей ответственности. Автор может прийти, оценить. А Фёдор Михайлович Достоевский вызывает огромный трепет. Я сначала долго себя утешала тем, что это «ранний Достоевский». Но чем дальше мы делали разбор, тем яснее становилось, что нет таких понятий, как «ранний» или «поздний». Есть просто Достоевский. И на этом точка. Вот тогда ответственность взлетает. Но это такой роскошный текст, такая идеальная история для сценического воплощения, что, безусловно, автор стал для нас безупречным фундаментом. Я ещё только учусь, только нащупываю какие-то принципы и буду учиться всю жизнь. Каждому зрителю не угодишь, гнаться за этим бессмысленно. Мне иногда жаль, что на репетициях не бывает зрителей. Порой происходили такие насыщенные, чуткие встречи с артистами, и так нежно, серьёзно и весело мы проводили наше время, что хотелось этим немедленно поделиться. Надеюсь, эта атмосфера передалась и спектаклю.

Вам удалось сделать постановку красивой, воздушной, с привкусом грусти — как раз для осенних вечеров. А каким Вы видите своего зрителя? Кто точно сможет понять посыл и прочувствовать героев?

Достоевский заложил в этом произведении очень сильную заявку на успех. Он гениальный стратег! Главный герой — мечтатель. У него даже имени нет, он просто тип, мечтатель. А значит, фактически каждый зритель может его понять и полюбить. Ведь мы все мечтаем. Каждый день. Утром — в метро, днём — пока переходим дорогу, вечером — пока считаем овец. Мы проживаем нашу жизнь в мечтах. Даже если уже чего-то достигли, добились, мы продолжаем мечтать о новых высотах. Достоевский — гений. А уж удалось ли нам донести это со сцены, судить не мне. Конечно, хочется, чтобы зритель приходил на спектакль не с намерением оценить, выставить баллы, а с желанием погрузиться в фантазию, по-детски взглянуть на этот мир и на себя. Ведь артисты позволяют себе «валять дурака», играть. Так почему бы и людям, которые на них смотрят из зала, не сидеть с профессорскими лицами, а подключиться к игре, отбросить все свои знания и опыт и попробовать получить удовольствие от этой непосредственности, которая может возникнуть на сцене? Я говорю не только про наш спектакль, но и вообще про театр сегодня.

А насколько важно для Вас мечтать?

Если я не буду мечтать, не знаю, что тогда мне делать.

Какими проектами ещё Вы занимаетесь?

В ближайшее время выпущу несколько аудиоспектаклей по мотивам рассказов Чехова и Бунина. Запускаем с моим другом, оператором Кириллом Казанцевым, курс для начинающих актёров кино, чтобы продолжить своё развитие в работе с артистами и постараться что-то передать из того, что сами узнали.

Поделитесь, пожалуйста, творческими планами.

Главный план на ближайшее время — обкатать наш спектакль, чтобы его увидело как можно большее количество зрителей. Мне очень хочется, чтобы этих актёров: Виталия Иванова, Юлию Апалат, Дарью Глобенко, Дмитрия Минина и Даниила Богданова — как можно скорее узнали в лицо.


Инстаграм: katialunina

Логотип сайта
2021-09-16